Эмбарго не привело к бурному росту инвестиций

Поделиться

imagesРоссийское продовольственное эмбарго не привело к бурному росту инвестиций в сельское хозяйство Самарской области. По словам сельхозпроизводителей, главная проблема — дорогие кредиты. На прошедшем в правительстве круглом столе по продовольственной безопасности в условиях санкций побывал корреспондент Бизнес ФМ.

Приглашенные на круглый стол ведущие сельхозпроизводители региона старались держаться бодро, сетуя, в основном, на отсутствие дешевых кредитов. В федеральном правительстве рассуждают об импортозамещении продуктов, но поддержку села не наращивают. Она осталась той же, что и в прошлом году, рассказал глава регионального минсельхоза Виктор Альтергот. Напомним, что субсидии выдаются в рублях, которые за год изрядно подешевели. По словам гендиректора агрохолдинга “Зерно жизни” Андрея Зорина, ситуацию пока удается держать на уровне прошлых лет. С инвестициями сложнее: из-за дорогих кредитов компания вынуждена тратить на посевную средства, которые могли бы пойти на развитие:

Этот год не отличается ни в лучшую, ни в худшую сторону по подготовке посевной кампании по сравнению с прошлым. Мы два года отработали очень успешно финансово, соответственно, саккумулировали какие-то средства, которые позволили нам нормально подготовиться к следующей посевной. К сожалению, пока трудно с кредитами, но надеюсь, что в ближайшее время эти вопросы будут решены. Понятно, что если бы были более доступные кредиты, компании такие, как наша, просто бы более интенсивно развивались. Мы вынуждены те средства, которые должны тратиться на развитие, на инвестирование, тратить на производство вместо нормальной работы.

В конце прошлого года цены на зерно сперва выросли, затем просели. Схожая ситуация с прибылями наблюдалась в птицеводстве. Рост цен на птицу в прошлом году позволил неплохо заработать. Однако затем подорожали комбикорма, и предприятие, вдвое увеличившее производство индейки, в последнее время балансирует на грани себестоимости, говорит гендиректор фермерского хозяйства “Борская индейка” Владимир Рузанов:

Цены на зерно выросли в два раза практически. Мы это ощутили. Корма очень резко подскочили, себестоимость мяса, естественно, выросла очень сильно. На определённом моменте, когда санкции были введены, цена на мясо выросла, и мы себя хорошо очень чувствовали, пошла прибыль стабильно. После того, как выросли корма, сейчас мы вот опять маленько подсели по рентабельности. Ещё сказывается сезонный спад, поэтому пока где-то возле себестоимости крутимся. Но вот [сейчас] цены на птицу [снова] пошли вверх. Что касается санкций — как санкции на нас отразились, хорошо, плохо — я считаю, как мы работали, так мы и работаем, не лучше и не хуже.

Гендиректор комбината “Тепличный” Михаил Фаерман рассказал, что его компания развивается, в том числе, благодаря поддержке властей региона. Субсидия в 30 млн рублей позволила комбинату начать строительство гектара новых теплиц, которые будут поставлять огурцы круглый год. Вместе с тем, отмечает Фаерман, продовольственное эмбарго не сильно сказалось на реализации овощей, поскольку, в отличие от того же мяса, основные страны-конкуренты по овощам под российские санкции не попали:

Что касается реализации нашей продукции, на ней санкции несильно сказались. Основные конкуренты — Турция, Иран, Азербайджан, а они не подвержены никаким санкциям, мы их любим сильно. Или там по китайским овощам. Я думаю, что сегодня просто за счет качества мы перестали быть конкурентами. При том, что турецкие помидоры сегодня стоят гораздо дешевле самарских, мы наши помидоры успешно продаём. Хотя на самом деле в Самаре продажи порядка 7 — 10 тонн в сутки, всё остальное уезжает в Москву, в Екатеринбург, иногда в Сургут, в Татарию.

По словам официального представителя компании Danone Марии Жарковой, переработчики, повышая цены на конечный продукт, уже достигли определенного потолка. Тревожным сигналом Жаркова считает то, что покупательский спрос на продукты стал сильно зависеть от цены. Если раньше посетители магазинов реагировали на бренд, то сейчас смотрят на скидки.