Тебя посадят, а ты не воруй — Валентина Матвиенко планирует трудоустроить людей, отбывающих наказание в местах лишения свободы

Поделиться

Спикер Совета федерации Валентина Матвиенко заявила Интерфаксу, что нужно предложить дополнительные налоговые льготы или меры иного стимулирования для предпринимателей, привлекающих к труду осужденных.

По словам госпожи Матвиенко, в настоящее время не трудоустроено более половины осужденных из тех, кто может работать. Спикер уверена, что уголовно-исполнительная система не ориентирована на процесс социальной реабилитации осужденных, и именно в этом состоит основная причина роста повторных преступлений. С ней не вполне согласен Владимир Обухов, председатель общественной организация «Самара для людей».

 

«Сначала все-таки люди попадают в криминальную среду, с которой плохо борются наши правоохранительная и судебная системы. Наверное, это первая причина рецидивов преступлений.  А уже вторая — то, что предприниматели не хотят связываться с людьми, которые уже отсидели. По себе скажу, что я очень неохотно беру их на работу, и вообще стараюсь отказываться. Мысль правильная, и государство, помимо того, чтобы исправлять недостатки в работе судебно-исполнительной системы, должно стимулировать предпринимателей к найму осужденных, но единственно налоговых льгот будет очень мало, потому что к каждому осужденному я буду должен приставить еще и наставника, который будет следить, чтобы он чего-нибудь не украл или еще что-нибудь плохого не сделал. Поэтому мне, или другому предпринимателю, нужно для предложить более широкие преференции».

По данным Генпрокуратуры, с 2012 по 2018 год число рецидивов преступлений увеличилось на 16% и тенденция сохранилась. Анастасия Бабичева, руководитель проекта «Знание остановит гендерное насилие», комментирует вопрос с точки зрения субъекта помогающей деятельности.

«Это предложение однозначно оправдано прежде всего для уязвимых групп. Если говорить о выпускниках детских домов, то ребята из чрезвычайно закрытой герметичной системы попадают в реальность, о которой не знают ничего, в том числе прав и обязанностей гражданина. Это приводит к правонарушениям, мелким преступлениям, далее — к несоблюдению режима условного осуждения, и буквально в первый период после выхода попадают в тюрьму. У нас уголовно-исполнительная система устроена так, что пока человек там пребывает, дефицит социальных навыков у него только усугубляется и после двух-трех лет наказания молодые двадцатилетние ребята выходят на свободу без малейшей возможности устроиться».

Напомним, что феврале текущего года Госдума приняла в первом чтении законопроект, расширяющий возможности привлечения к труду осужденных, отбывающих наказание в колониях-поселениях за нетяжкие преступления. Документ предлагает работодателям набирать их в штат с обязательным условием организовать на территории общежития за свой счет.

Инна Ветренко, политолог, заведующая кафедрой управления и социальных технологий в Северо-Западном институте РАНХиГС, уверена, что озвученные инициативы нуждаются в проработке.

«Мера, которую предлагает Матвиенко, на мой взгляд, разумная. Очень тонко она почувствовала, что эта категория людей у нас несколько заброшена. Вообще вся пенитенциарная система, она предполагает, что будет какая-то дальнейшая работа по социальному включению этих лиц, но по факту она не проводится. Были опыты, когда проблемой пытались заняться общественные организации, например, скандально известная организация «Преображение», о которой в свое время очень много писали — они пытались помогать осужденным, у которых нет семьи, работы, дома, проблема с документами, пытались помочь им как-то социализироваться, в том числе, подыскивали работу, но делать это фасадными, бессистемными методами не представляется возможным. Инициатива Матвиенко достаточно интересна, только ее нужно проработать — в плане нахождения механизмов, который государство может запустить в качестве поддержки предпринимателей, и это не только должны быть налоговые льготы, а что-то еще, и над этим стоит думать».

В России среди заключенных большую часть составляют люди в возрасте наиболее высокой потенциальной трудовой активности – 26-55 лет на момент совершения преступления, подсчитали эксперты Высшей школы экономики. Таким образом, их доля от общего числа в прошлом году составила 81%, что делает вопрос занятости этого ресурса в сфере трудовых отношений еще более животрепещущим.

Наталья Фомина, Бизнес ФМ Самара