Реформа теплоэнергетики добралась до Самары  

Поделиться

 

Российский рынок теплоснабжения стоит на пороге серьёзных перемен. По оценкам экспертов, в этой отрасли практически нет инвестиций, а те, что есть, в масштабах страны — ничтожны. Основным инвестором остаётся государство, доля частных инвестиций крайне мала. При этом в бюджетах всех уровней денег на вложения в инфраструктуру сейчас просто нет. Однако еще летом был принят закон о реформировании теплоэнергетики в стране. Как он помогает решить проблему, где реформу уже провели, и грозит ли она повышением цен для потребителей?

По оценкам Минэнерго, на отрасль теплоснабжения бюджеты регулярно выделяют до 150 млрд руб, а регионам требуется почти 200 млрд только на поддержание системы в текущем состоянии. Чтобы перевести тепловое хозяйство на современные рельсы требуется 2,5 трлн рублей на десять лет. Столь масштабную программу в состоянии осилить только частный капитал, а не государственная казна, — пишет издание «Эксперт». Для решения проблемы инвестиций Минэнерго разработало закон «О новой модели рынка теплоснабжения», который был принят и вступил в силу в июле этого года. О том, как должно осуществляться регулирование отрасли по новому закону — рассказывает замдиректора Департамента развития электроэнергетики Минэнерго России Алексей Храпков:

Закон направлен на то, чтобы появился конкретный ответственный за систему теплоснабжения в лице Единой теплоснабжающей организации, чтобы эта организация конкретно отвечала за бесперерывность и надёжность теплоснабжения, а в случае нарушения этих параметров — компенсировала потребителю все издержки, которые с этим будут связаны. Понятно, что при этом бизнес, отвечая перед потребителем финансово, должен иметь возможность оптимизировать систему теплоснабжения, проводить в ней модернизацию, реконструкцию, делать ее эффективной. И такие права бизнесу даны. Но ха эти права он получает дополнительные к сегодняшним инструментам меры контроля и самое главное — он становится ответственным именно перед потребителем.

Решение о переходе на новую модель принимает орган местного самоуправления, а не бизнес. Принимать график о корректировке ценовых последствий можно в течение 10-ти лет. При этом сумма в платежках за теплоэнергию для потребителей должна остаться прежней, — говорит Алексей Храпков:

Никакой шоковой терапии не предполагается. Более того — при повышении эффективности электропотребления внутри домов (например, вы устанавливаете индивидуальные тепловые пункты) потенциал снижения потребления тепловой энергии достигает 20-30 %. Соответственно, если мы дружно проведём мероприятия  в наших  домах и снизим объем потребления, то рост тарифа будет тем самым нивелирован, и наш платёж, то, что мы платим в квитанциях, при этом не изменится.

О плюсах для потребителей и ресурсоснабжающих компаний, говорит и директор филиала «Самарский» ПАО «Т-Плюс» Дмитрий Трушков:

Если нам удастся сложить такую долгосрочную комплексную инвестиционную программу в узле, где мы станем вкладывать и в сторону клиента для понижения потребления энергетических ресурсов, и в тепловую сеть, и в генерацию и пытаться поймать тот синергетический эффект, который на самом деле от этого может быть, то в этом случае выигрывают все, когда не растёт платёж, уменьшается при этом потребление и растёт цена на потребляемый ресурс. Этот рост цены — это и есть гарантия возврата инвестиций, которые необходимо вложить и в сторону клиента, и в тепловую сеть, и в генерацию.

В Казани уже более тысячи домов перешли на новую модель тарификации. Подобный опыт имеет также Рубцовск в Алтайском крае и Воронеж. Министерство энергетики прогнозирует, что  в течение ближайшего года на новую модель тарификации перейдёт до десяти городов. В дальнейшем, если проект будет успешным,  модель массово распространится  по всей стране.

Светлана Кудрявцева, Business FM Самара