Почём бензин для народа?

Поделиться

Стоимость литра бензина на заправках достигла уже просто неприличных величин: до 47 рублей за литр 95-го, до 44,5 рублей за литр 92-го, почти по такой же цене продаётся и дизельное топливо. Заоблачные цены на бензин бьют не только по владельцам личного авто. Они закладываются в расходы производителей абсолютно любой продукции, в цены перевозки грузов, всех товаров повседневного спроса. А значит, рост цен на топливо потянет за собой вот-вот и цены в магазинах: последствия коснутся и тех граждан, кто свою машину не водит, пользуется общественным транспортом или мирно сидит у дома на скамеечке. Что послужило поводом на сей раз — и почему вообще бензин в России растёт, что называется, в любую «погоду» – и при дорогой, и при дешёвой нефти?

 

Формальной зацепкой, на которую кивают давно и все без исключения нефтяные компании, включая и полугосударственную «Роснефть», является не очень правильно построенная государственными органами система взятия налоговых поборов. Цитируя пресс-секретаря «Роснефти» Михаила Леонтьева, «базовой причиной сложившейся картины в отрасли является фискальная модель, которая дискриминирует переработку в пользу экспорта». Нефтяники хотят сказать и говорят открытым текстом, что будто бы при существующих слишком высоких акцизных сборах, которые поставщики топлива вынуждены платить с каждого произведённого ими литра бензина, при себестоимости переработки нефти в бензин на существующих сейчас НПЗ – им становится вообще будто бы невыгодно производить бензин, а выгоднее просто гнать всю нефть на экспорт в сыром виде. Вот и возникает дефицит бензина, из-за чего он оказывается так дорог: в цены же нужно заложить и все высокие издержки на переработку, и акцизы в пользу государства, и накрутку собственную нефтяников, и прибыль автозаправок – так, чтобы для нефтяников их часть накрутки получалась хотя бы не сильно меньше, чем аналогичная прибыль с продажи той же нефти, из которой сделали бензин. Но только если бензин из этой нефти вообще не делать, а так в виде нефти прямо её и продавать за рубежи нашей необъятной Родины.

Послушаешь их, и может показаться, что с дорогого бензина они никаких сверхприбылей себе в карман не наварили, что сами они страдают безмерно – потому что и само производство, и продажа бензина у нас в России чуть ли не благотворительная деятельность ради блага всех живых существ. И что вырабатывая и продавая бензин нефтяники ничего толком не зарабатывают, чуть ли не докладывают в бизнес свои кровные и вообще делают нам всем исключительное одолжение, что работают. Могли бы с этой «проблемой», типа, дела не иметь, но  обязывает долг перед страной и перед каждым гражданином. И вот они, страдальцы, трудятся, а государство им не создаёт условия и обирает – поэтому цены они вынуждены поднимать, чтоб не трудиться себе в убыток. В реальности же, если отбросить лишнюю словесную ветошь, оказывается – и бензин дело прибыльное, и сырая нефть. Но на бензине можно наварить немного меньше, и потому производство бензина или искусственно тормозят соображения потенциально большей выгоды от продажи просто сырой нефти без всякой переработки, поставляя её танкерами и цистернами – особенно при цене на нефть под $80 за баррель, как сейчас.

Государство же пока, вместо того чтобы связать нефтяников какими-нибудь обязывающими минимальными квотами на непременную переработку в бензин такой-то процентной доли от добытой ими нефти, идёт сейчас у капитанов нефтяного бизнеса на поводу, и… соглашается уменьшить акцизы. То есть, уменьшает добровольно долю государства от нефтяной выручки. Фактически недоберут для наших нужд налоги, оставят эти суммы в карманах нефтяников (по оценкам порядка 100 млрд рублей в год) и дадут и им, и всем работникам нефтяных отраслей наесться ещё сытнее. Вместо того чтобы умерить, наоборот, их аппетиты и сказать: «Ребята, надо – это значит надо, ужмитесь немного в своих поисках выгоды». Возможно, стремительный рост бензиновых цен на заправках как раз и был инструментом повлиять и надавить на государственные надзорные органы и напроситься на законодательные инициативы с целью новой выгоды для нефтяных и для перерабатывающих компаний. Перед выборами цены на бензин придерживали, где-то может быть действительно и прямо торговали себе почти в убыток: производители так вряд ли, но заправщики на станциях так точно. Чтобы до выборов не попадать под волну критики, а после – отпустили цены разом и по полной, чтобы дождаться нужной реакции от регулирующих ведомств.

На самом деле, все мы помним и не раз уже видели подобные игры в прошлом. При дешёвой нефти нам говорят, что раз доходы от продажи нефти резко падают, особенно валютные, то надо чем-то компенсировать эту проблему нефтяникам: конечно же, ценами на топливо внутри страны, чтобы поставщики бензина могли восполнить свой выпавший доход. Так бензин становится внутри страны дороже при дешёвой нефти. А при дорогой – пожалуйста, начинается песня «не можем же мы зарабатывать внутри страны настолько меньше, чем от продажи дорогой нефти в сыром виде за рубеж». Рыночные механизмы, что поделаешь: не могут же они упускать и недополучать свою выгоду по максимуму… Как результат, в первом случае бензин дорожает – потому, что нефтяникам живётся тяжело, а во-втором случае – потому, что теперь им так замечательно, что тратить их драгоценные силы и время на «просто хорошо» уже не хочется. К чему их побуждают рыночные механизмы и инстинкты извлечения сверхприбыли, к тому всё дело вместе с ценами на топливо и идёт.

Да буду я раскритикуем сейчас подавляющим большинством сторонников естественного рыночного механизма планирования путём создания поощрительно большей выгоды для бизнеса при движении этого самого бизнеса в нужном обществу направлении – во многих случаях, если не в большинстве, я именно этими принципами сам и руководствуюсь. Но в клиническом случае непотопляемых и монопольных по своей сути цен на бензин – считаю, что нужно вводить, например, предельно допустимую оптовую и розничную цену, выше которой продавать бензин будет запрещено – как существует минимальная цена бутылки водки. Можно сделать этот искусственный «потолок» цен на бензин математически точным на уровне конкретной цены за литр, а можно привязать «потолок» бензиновых цен ещё и к текущим котировкам нефти. Тогда при движении нефти вниз упадёт в обязывающем порядке в цене и бензин. Но всё-таки чтоб при дальнейшем росте нефтяных цен, если такой рост случится, а $80 за баррель не окажутся окончательным пиком – то ограничить бензиновые цены конкретной цифрой в рублях считаю тоже необходимым. Причём важно выделить именно ограничения в оптовых ценах: если ограничить только розничные, то нефтепроизводители будут по-прежнему цены задирать, а страдать будут владельцы сетей бензоколонок, так как для них никакого навара уже не останется, один убыток.

Будет в случае регулирования цен, конечно, следующая сказка, что за рубеж продавать нефть и бензин теперь выгодно (можно продавать дороже), а в России реализовывать бензин и нефть выгоды меньше. Ничего, переживут – ради блага большинства граждан нашей страны, для этого достаточно будет обязательной для всех квоты на долю переработки нефти и доли объёмов реализации её в виде нефтепродуктов именно на территории России. Разумеется, некий административного по сути плана ресурс вертикали власти здесь требуется, а не только механическое снижение акцизов в пользу бензиновых королей за счёт большинства налогоплательщиков. Тем более что и на уровне правительства все признают: да, цены на бензин от уменьшения акцизов вниз сами не пойдут, а только может быть перестанут на время расти. Некоторые предлагают ограничить тоже административно право на экспорт. Чтобы не оптимизировали свою выгоду таким путём. Это предложение имеет смысл, но нужны не только чисто рыночные стимулы для «хорошего поведения» по сути монополий. Если всё решать льготами и компенсациями для нефтяных компаний (методами сладкого пряника), то потом мы будем жаловаться, что в пенсионном фонде денег на достойные пенсии всем не напасёшься, или на каких-то иных проектах средства надо экономить. А вот 100 млрд рублей возвратить назад нефтяникам – за государственной машиной, значит, не «заржавеет». Есть и путь обратного свойства: снижая акцизы внутри, не давать нефтяникам халявы, а повышать тогда одновременно экспортные пошлины за вывод объёмов наружу – поддерживая тем самым объём налоговых поступлений.

Федеральная антимонопольная служба предупреждала уже «Роснефть», некоторые компании в структуре «Газпрома», а также ещё 5 компаний, что свои обязательства необходимо исполнять. В этом направлении и надо, по всей видимости, двигаться – только ещё требовательнее и понимая, что всё это наши с вами общие деньги, на которые и могут реализовываться любые социальные проекты, или строиться мосты, дороги, объекты удобной городской среды и так далее. Оптимизировать нужно не только выгоду нефтяных корпораций, но и нашу с вами.

 

Пётр Пушкарёв, шеф-аналитик ГК TeleTrade

для Business FM Самара