Оплата судебно-медицинской экспертизы

Поделиться

В предыдущей программе мы обсуждали популярную сегодня тему врачебных ошибок. Сегодня хотелось бы затронуть такой ее аспект, как оплата судебно-медицинской экспертизы, назначаемой судом: кто должен нести это бремя? Если недовольный лечением пациент обращается в суд с исковым заявлением к больнице, в абсолютном большинстве случаев суд назначает экспертизу. Эксперты должны определить причины возникшего вреда и степень вины врачей. При этом всякий раз при назначении экспертизы встает вопрос: кто должен оплачивать ее проведение. В законодательстве возникает определенный дуализм: с одной стороны, по закону в гражданском процессе каждая сторона должна сама доказывать те обстоятельства, на которые она ссылается. С другой – согласно закону «О защите прав потребителей», обязанность оплаты экспертизы возлагается на организацию, которая оказывает услугу. Оплата экспертизы – это те расходы, которые возникают на стадии рассмотрения дела судом. Безусловно, после вынесения решения суда, условно «выигравшая» сторона вправе взыскать с «проигравшей» стороны понесенные расходы. Но сейчас мы говорим о том, кто буквально должен достать из кармана деньги в тот момент, когда обстоятельства по делу еще только устанавливаются судом. Так вот, судебная практика в этом вопросе неоднозначна. Существует практика возложения этих расходов как на лечебное учреждение, так и на пациента. Несмотря на то, что существуют Постановления Пленума Верховного суда, по которым на медицинскую помощь, в том числе и оказываемую по ОМС, распространяется Закон о защите прав потребителей, и существует обширная судебная практика по всей стране, в отдельных случаях суды продолжают возлагать оплату проведения экспертизы на пациента. С одной стороны, формирование абсолютно единообразной судебной практики было бы более справедливо, и радует, что судебная система сегодня движется в этом направлении.  С другой – обязать все лечебные учреждения оплачивать экспертизу по каждому исковому заявлению каждого пациента – означает нанести огромный финансовый ущерб и без того недофинансированным лечебным учреждениям, что в конечном счете негативно скажется на самих пациентах. Не надо забывать, что стоимость судебно-медицинской экспертизы в разы и в десятки раз превышает стоимость экспертизы сапог, купленных в магазине. Приведу пример, к сожалению, он не единичный в масштабах страны. Маленькая больница в удаленном сельском районе выплачивает по исковому заявлению пациента, абсолютно справедливому и обоснованному, большую сумму денег, исчисляемую сотнями тысяч рублей и в результате закрывается, потому что это выплата «съела» весь бюджет лечебного учреждения. В итоге весь район остался без медицинской помощи. Очевидно, что не такого результата хотели бы для себя пациенты. Кроме того, возвращаясь к теме экспертизы, нередко бывает, что пациент сам готов ее оплатить, с тем, чтобы судебно-медицинская экспертиза была проведена, скажем, в Москве или в Санкт-Петербурге. Поэтому будем надеяться, что при формировании судебной практики по вопросу оплаты экспертизы удастся избежать крайностей и в конечном счете сформируется подход, который будет отвечать интересам пациентов в широком смысле этого слова – и тех, кот обращается в суд за защитой своих прав, и тех, кто обращается и еще обратится в больницы за медицинской помощью.

Кандидат юридических наук, адвокат Татьяна Иванова