Московский окружной арбитраж отвернулся от Тольяттиазота

Поделиться
274024733
Столица ФМ

“Тольяттиазот” не сумел добиться пересмотра дела о доначислении более полумиллиарда рублей налогов. Разворот суда в сторону налоговой инспекции может привести к новому витку давления на российский бизнес, опасаются в Институте Гайдара.

Арбитражный суд Московского округа не стал отправлять дело на повторное разбирательство, посчитав доводы “Тольяттиазота” неубедительными. Речь в споре завода с налоговой идет о событиях 2010 года. По мнению ФНС, тольяттинский химзавод отправлял на экспорт свою основную продукцию, аммиак и карбамид, по сильно заниженным ценам. Значит, недоплатил налогов, решили в ФНС и стали требовать у завода доплатить еще 525 млн рублей. “Тольяттиазот” отгружает аммиак за границу уникальным для России способом: не в цистернах, а по трубе. Налоговая смогла найти во всей стране лишь одного аналогичного экспортера — воронежские “Минудобрения”. Его экспортная цена и стала эталоном расчета недоимки. До рассмотрения дела в московском окружном арбитраже, “Тольяттиазот” успел проиграть суды в двух инстанциях. Как следует из материалов дела, судьи не обратили внимания на то, что объем поставок с “Тольяттиазота” был втрое больше, что контракты “Тольяттиазота” в отличие от экспортера из Воронежской области являлись спотовыми, а не долгосрочными. На просьбы тольяттинских химиков показать контракты воронежской фирмы ФНС отказала, заявив, что они являются тайной. То есть предложила, по сути, верить на слово. Это суд также принял, как должное. Отметим, что ранее по такому же делу, только  о налогах за предыдущий, 2009 год кассация встала на сторону “Тольяттиазота”. В новом деле судья оказался другой и решение вынес противоположное. Бизнес ФМ связался со старшим научным сотрудником Института экономической политики имени Гайдара Сергеем Жаворонковым, в преддверии  суда написавшим большую колонку для РАПСИ:

Корр: Вчера Московский окружной арбитраж отклонил кассационную жалобу “Тольяттиазота” по делу о начислении заводу более полумиллиарда рублей налогов за 2010 год. Как вы оцениваете вынесенный вчера отказ по жалобе “Тольяттиазота”?

Сергей Жаворонков: Смысл дела там в следующем. Спор идет о том, что “Тольяттиазот”, по мнению налоговой инспекции, не доплатил налоги из-за применения трансфертных цен. В чем здесь есть проблема? Проблема в том, что наш налоговый кодекс говорит о праве доначислить налог при отклонении более, чем на 20% от рыночной цены, а налоговые органы в данном случае говорят о неко   й контрактной цене. Соответственно, там получается достаточно серьёзная разница, потому что требование сопоставимости условий разных сделок невыполнимо при том, что, скажем, сделки могут отличаться по объёму. Цена на один и тот же вид товара может отличаться по времени — цена снижается или растёт. Обычно речь идёт о том, что 20% отсчитываются от той цены, которая существовала по сделкам в тот же период времени, который оспаривается. У “Тольяттиазота” там разница в объёмах, например, в три раза между разными сделками, это всё равно, что сравнивать оптовую и розничную цену товара: хорошо известно, что розничная цена простого потребительского товара легко может быть в два и более раза выше оптовой.

Корр: Как вы пишете в своей колонке в РАПСИ, это дело будет иметь значение и для бизнеса в целом. Почему вы так думаете?

С.Ж.: В своё время весьма произвольно посчитанные налоги в деле ЮКОСа тоже аукнулись всем российским налогоплательщикам, потому что суды стали воспринимать их как некий прецедент, которым можно руководствоваться. Я вообще считаю, что применение всякого рода сложносочинённых норм закона, где используются термины вроде “сопоставимые цены”, “добросовестный налогоплательщик”, которые непонятно, что значат, это, в общем, нехорошо. Чем более широко суд рассматривает вопрос, тем это хуже.

Корр: Попробую переформулировать вопрос. Если этот отказ в конечном итоге устоит в вышестоящих судах, к чему следует готовиться российскому бизнесу и, в частности, экспортёрам?

С.Ж.: К очередным доначислениям налогов. Ответить на ваш вопрос очень просто. Что касается самого принципа, когда контракты с разными объёмами, отличающиеся в разы, суд считает сопоставимыми — это плохой прецедент, который может распространиться на абсолютно любые дела в нынешней налогово-правовой реальности.