Эксперты назвали политику Минэкономразвития спорной и неоднозначной

Поделиться

Помощник президента России Андрей Белоусов заявил, что прогноз развития экономики страны на ближайшие 2 года не соответствует поставленным президентом задачам. Также критикуют политику Минэкономразвития экономисты РАНХиГС и Института Гайдара. По их мнению, стабильно слабый рубль может привести к росту экономики только в краткосрочной перспективе. Какие плюсы и минусы несёт российской экономике слабый рубль? 

Экономисты РАНХиГС, Института  Гайдара и Всероссийской академии внешней торговли (ВАВТ при Минэкономразвития) пришли к выводу, что политика ослабления рубля, на которую делает ставку Министерство экономического развития, будет иметь краткосрочный эффект. По их подсчётам, уже в следующем году рост российской экономики окажется медленнее, чем при стабильном уровне отечественной валюты. Свои выводы они изложили в макроэкономическом прогнозе на 2017–2018 годы. Эксперты рассчитали два сценария — первый  базовый, который предусматривает «стабильный рубль», второй — с низким курсом («слабый рубль»). В первом случае номинальный курс составит 59,2 руб. за доллар в 2017 году и 57,7 руб. — в 2018-м, во втором — 64,8 руб. и 70 руб. соответственно. По их подсчетам, слабый рубль окажет влияние на рост экономики. В 2017 году, если валюта окажется стабильной, ВВП увеличится на 1,2%, а в 2018-м — на 1,8%. А при слабом рубле ВВП в этом году вырастет чуть более высокими темпами — на 1,4%, но этот эффект будет исчерпан уже через год. В 2018-м экономический рост составит всего 1,5% (то есть на 0,3 п.п. меньше, чем в базовом сценарии). Заместитель директора аналитического департамента Альпари Наталья Мильчакова рассказала о плюсах и минусах слабого рубля для российской экономики:

«Сложно говорить о том, какой курс выбрало Минэкономразвития. Я думаю, что его просто нет. У Министерства есть некий набор пожарных мер. Политика слабого рубля достаточно дискуссионна. Слабый рубль — это благо для экспортёров. Поскольку мы хотим слезть с «нефтяной иглы», уменьшать долю нефтегазовых доходов в бюджете, то нам важно повышать конкурентоспособность продукции машиностроения, сельского хозяйства, технологической продукции. Какие минусы от «слабого рубля»? Для той же обрабатывающей промышленности минусы в том, что чем слабее национальная валюта, тем дороже в долларовом эквиваленте импортного сырья, материалов и комплектующих. Слабый рубль, конечно, негативный фактор для населения, падают реальные и номинальные доходы в долларах. Слабый рубль — это минус для тех, кто работает на внутреннем рынке. Компромиссное решение заключается в том, что важнее не то, на сколько упадёт или поднимется рубль, важно, чтобы динамика курса национальной валюты была стабильной и достаточно предсказуемой».

Аналитик инвестиционного холдинга «ФИНАМ» Тимур Нигматуллин также отмечает, что политика Минэкономразвития вызывает вопросы по некоторым пунктам:

«В настоящий момент курс национальной валюты плавающий. Действительно, курс рубля слабый по отношению к другим национальным валютам. То есть ЦБ не вмешивается в процесс курсообразования. И это положительный фактор с точки зрения перспектив экономического роста в долгосрочной перспективе. Плавающий курс позволяет Центробанку вести независимую монетарную политику, таргетировать инфляцию на низком уровне. Сейчас есть предложение зафиксировать курс рубля на низкой отметке, чтобы сделать его не плавающим, а слабым. На мой взгляд, это, действительно несёт в себе большие риски. Если зафиксировать курс рубля, ЦБ потеряет возможность контролировать процентные ставки, таргетировать инфляцию на низком уровне. В долгосрочной перспективе отрасли с высокой добавленной стоимостью, которым очень нужен дешёвый капитал на длительный период времени или длинные деньги, они не будут драйверами экономического роста».

Аналитик управляющей компании «Альфа-Капитал» Андрей Шенк полагает, что стабильно слабый рубль выгоден в большей степени экспортерам:

«В долгосрочной перспективе сложно оценить последствия «слабого рубля» для экономики. Если мы имеем ввиду тенденцию к ослаблению рубля, то, наверное, она будет давать какие-то преимущества определенным секторам экономики и компаниям в краткосрочной перспективе. В долгосрочной перспективе (более 5 лет) из-за привязанности к импортным технологиям, скорее всего, это будет создавать некоторые угрозы для экономического роста страны. В нынешней ситуации в привязке к слабому рублю есть здравый смысл. Однако важнее, на мой взгляд, уверенность экономических агентов в стабильности экономики и отсутствию предпосылок для высокой волатильности валюты.

Слабый рубль — это определенная поддержка экспортерам. Учитывая тот факт, что наша экономика экспортоориентированная, то слабый рубль будет создавать конкурентное преимущество. Если рассматривать влияние слабого рубля на другие сегменты, то все становится не так однозначно. Компании, работающие на внутреннем рынке тоже выигрывают от слабого рубля из-за того, что импортные товары дорожают. В долгосрочной перспективе часть  компаний, которым необходим импорт технологий, будет проигрывать из-за слабого рубля в силу того, что обновление своих основных фондов будет стоить дороже. Если мы рассуждаем о долгосрочной перспективе, здесь большую роль играют ожидания. Поэтому, на мой взгляд, снижение волатильности рубля — это важный фактор для того, чтобы компании могли строить долгосрочные прогнозы».

Напомним, по словам министра экономического развития Максима Орешкина,
предпосылки для ослабления рубля сформируются уже к лету. Он также отметил, что если цены на нефть сохранятся на нынешнем уровне, к концу года американская валюта будет стоить 62 руб., а если они снизятся, то рубль упадёт до 68 руб. за доллар. В свой целевой макроэкономический прогноз Минэкономразвития закладывает ослабление рубля до 69,6 руб. за доллар в 2018 году, до 70,7–71,8 руб. в последующие два года.

Юлия Жданова