Вину за вывод денег из Волжского социального банка повесили на покойника

Поделиться

885f2fЗакрыто первое из трех уголовных дел, возбужденных по фактам вывода средств из Волжского социального банка. Единственным виновником следствие сделало главу правления, погибшего полтора года назад.

В том, что виноват в выводе 374 млн рублей наличности из Волжского социального банка, следствие разбиралось около года. Затем дело было закрыто. Как стало известно, виновника следствие все же назначило. В январе 2015 года, за месяц до прекращения дела обвинение предъявили главе правления банка Валерию Кучканову. Впрочем, ознакомиться с обвинением банкир не мог: осенью 2013 года он погиб при загадочных обстоятельствах. Управляющий партнер адвокатского бюро “Яблоков, Лапицкий и партнеры” Вячеслав Яблоков называет действия следователей уловкой. Впрочем, она не имела бы смысла без согласия родственников покойного банкира, говорит адвокат:

Конкретного обвиняемого у них не было, обвинение они предъявить не успели, но они считали, что объемом доказательств подтверждается виновность именно Кучканова. Им ничего не оставалось делать, как в отношении уже умершего человека вынести такое постановление (о предъявлении обвинения — ред.), и в дальнейшем согласовать с родственниками умершего, что родственники не возражают против прекращение уголовного дела в связи со смертью обвиняемого. Дело в том, что это основание прекращения дела считается нереабилитирующим. Это означает, что человек виноват, но поскольку он умер, привлечь его к ответственности нельзя. Если родственники настаивали бы на невиновности Кучканова и не дали бы согласие на прекращение дела в связи с его смертью, то расследование дела должно было продолжаться.

Сейчас дела против банкиров стали возбуждаться чаще, чем раньше, но они по-прежнему редко доводятся до конца, сетует один из ведущих столичных экспертов по региональным банкам. Вместе с тем, нужно отметить, что первое дело Кучканова было закрыто еще при прежнем руководстве полиции. Как поведет себя генерал Солодовников в отношении двух оставшихся дел, эксперты сказать не берутся. Учитывая объемы вывода средств, вряд ли Валерий Кучканов занимался этим в одиночку, отмечает директор “Саминвестора” Илья Липкинд:

Я очень сильно сомневаюсь, что Кучканов мог все это сделать один. Тем более, что, судя по данным ЦБ, речь шла примерно о 3 млрд рублей. Для такого небольшого банка, каким был Волжский социальный банк, это очень крупная сумма. Практически нереально, что все операции по выводу этих активов мог совершить один человек так, чтобы никто в банке этого не знал.

Наряду с деньгами частных вкладчиков, в Волжском социальном банке после его краха зависло, как сообщал губернатор Николай Меркушкин, около 2 млрд рублей бюджетных средств. Впрочем, сразу же после прекращения работы банка стало известно, что его бенефициары выражают готовность передать облправительству активы одного из самарских заводов.