Вдова банкира Дмитрия Пузикова снова оказалась в шаге от суда

Поделиться

Пузикова 1Областной прокуратуре снова предстоит изучить обвинительное заключение по Екатерине Пузиковой. На его доработку у следствия ушел почти год.

У прокуратуры есть месяц, чтобы решить, что делать с новым вариантом обвинительного заключения по вдове бывшего замглавы самарского филиала «Россельхозбанка». Надзорный орган может утвердить обвинение и направить дело в суд. А может, как в прошлом сентябре, вернуть материалы в следственный комитет на доработку. Напомним, Дмитрий Пузиков был отравлен таллием весной 2012 года во время застолья в закрытом кругу родственников и близких друзей. Как стало известно «Самарскому обозрению», в этот раз версию о том, что Екатерина Пузикова отравила своего мужа из-за ревности, следователи подкрепили показаниями любовницы покойного. Издание сообщает, что в деле имеется детализация звонка с телефона Пузиковой на номер своей соперницы, хотя ранее вдова это отрицала. Говорится и о том, что на следующий день после трагического застолья она постирала свою одежду, хотя, по словам ее свекрови, раньше этого не делала. Кроме того, пишет «Самарское обозрение», есть показания сторожа загородного дома, который рассказал, что спустя несколько дней Екатерина Пузикова вернулась и вынесла из дома какой-то сверток; протокол допроса, на котором жена банкира якобы показала хорошую осведомленность в применении ядов; заключение экспертов, обнаруживших на ее одежде стократное превышение нормы по таллию; а также толкование результатов теста на детекторе лжи, из которого выходит, что женщина не только знала, кто подмешал яд в пищу, но и сама принесла его в сумке. Между тем, адвокат Екатерины Пузиковой Александр Паулов утверждает, что новых доказательств у обвинения не прибавилось. Все они были известны и ранее:

«Ничего нового не появилось абсолютно… Здесь как это называется — спасение чести мундира. Поскольку у человека, если он будет признан невиновным либо дело прекращено, появляется право на реабилитацию. Кому-то надо отвечать. Либо рублем, либо должностью. Следователи наши это очень не любят, поэтому любыми путями заталкивают дело в суд. У следователя есть свое внутреннее убеждение — он считает, что Пузикова виновата. Но никаких новых доказательств не появилось».

Заместитель управляющего партнера бюро  «Яблоков, Лапицкий и партнеры» адвокат Валерий Лапицкий отмечает, что большинство перечисленных доводов не могут считаться прямыми доказательствами вины Екатерины Пузиковой:

 «Более или менее существенным является заключение экспертизы, в соответствии с которым на одежде нашли у нее следы солей таллия. Все остальное абсолютно косвенные доказательства, которые никак не свидетельствуют о причастности супруги к убийству своего мужа. Особенно хотел бы остановиться на заключении так называемого полиграфа-детектора лжи. Специалистов, которые, по-русски говоря, соображают в этом, по словам Министра внутренних дел Российской Федерации, их единицы на всю Россию. То, что проводится в Самаре — я, честно говоря, скептически отношусь к этим заключениям. Следствие это делает для того, чтобы усилить как-то позицию обвинения. А уж специалист пишет зачастую то, что необходимо следствию».

Сама Екатерина Пузикова причастность к убийству мужа по-прежнему отрицает.

 Альберт Фахрутдинов