Вадим Нуждин: «Система госзакупок перейдёт в цифровое пространство»  

Поделиться

В Москве завершился Всероссийский форум-выставка «Госзаказ: за честные закупки». Ежегодно это мероприятие задаёт новые тренды в сфере борьбы с незаконными или «серыми» закупками. В этом  году главной темой деловой программы форума  стала закупочная система в условиях цифровой экономики. Об этом в интервью Business FM Самара рассказал активист ОНФ, координатор проекта «За честные закупки» в Самарской области Вадим Нуждин. С ним беседовала Светлана Кудрявцева.

Светлана Кудрявцева:  Вадим Владимирович, каким образом система государственных закупок может перейти в цифровое пространство? Что это означает?

Вадим Нуждин: В сегодняшнем состоянии система госзакупок выглядит примерно так: образец сотового телефона 94-го года. Что происходило? Нам понадобилось, чтобы мы могли как-то взаимодействовать с этим телефоном. Поэтому мы к нему скотчем прикрутили клавиатуру, потом первый компьютер Pentium 486, потом скотчем прикрепили фотоаппарат. Мы всё это скотчем наматывали- наматывали, и у нас получилась такая бандура непонятная. А весь мир уже пользуется смартфоном. То есть сейчас  стоит задача — систему госзакупок сделать «смартфоном», когда элементарное нажатие нескольких кнопок на экране приводит к конкретному результату. Одна из фирм рассказывала о своём опыте, когда принтер самостоятельно делает себе закупку картриджа, а человек фактически только три раза нажимает кнопку «Ok». Система госзакупок должна перейти вот в этот вариант, когда человеческий фактор сведён к нулю и происходит оптимизация. Если сейчас государство даже по рыночной цене приобретает что-то, то все равно для государства выходит намного дороже, потому что там есть целый штат, кто готовит эту закупку, кто ее осуществляет, кто контролирует и т.д. Если мы уберём человеческий фактор, то и коррупционная составляющая уйдёт, и цена будет приближена к рынку.

Светлана Кудрявцева: А нет такого опасения, что благодаря цифровой системе компьютеры заменят человека, а людям нечего будет делать, они останутся без работы?

Вадим Нуждин: Система предусматривает место человека. В любом случае встанет вопрос о том, что приходит товар,  его нужно кому-то принять, потом кто-то должен следить за гарантийными обязательствами. То есть все равно человеческий фактор будет присутствовать, просто не в том объёме, в каком он присутствует сейчас. Алгоритмы-то, в принципе, везде одинаковые. Есть заказчик, которому надо купить, и есть поставщик, которому нужно продать. Заказчик ищет этого поставщика, уточняет по цене, они приходят к соглашению, договариваются. Вот система цифровой экономики позволяет максимально все эти контакты убрать. В систему закладываются все параметры и критерии для приобретаемого товара, а поставщик, который на рынке по этому товару присутствует, выкладывает все, что касается его товара. Система сравнивает, находит оптимального поставщика и всё, происходит договорённость. А самые большие опасения (и об этом как раз говорили) вызывает то, что у нас сейчас нет возможности действовать с такой же раскачкой, как мы говорили на примере сотового телефона. С 1994 года по 2018 сколько лет прошло? 24 года. Если такими темпами мы будем и дальше идти, у нас ничего не получится. Надо будет в сжатые сроки это делать. Но это не значит, что это произойдёт завтра.

Светлана Кудрявцева: И все-таки. На форуме шла речь о каких-то конкретных сроках? Когда госзакупки перейдут в цифровую плоскость?

Вадим Нуждин: Уже определённая поэтапность присутствует. С 1 января 2019 года мы уходим от системы бумажных контрактов, то есть контракты будут заключаться в электронном виде, и это уже закон. Конкретных сроков не называется, потому что, скажем так, необходимо  подготовить базу в целом для перехода к цифровой экономике, а потом уже говорить о конкретике.

Светлана Кудрявцева: Хорошо. Тогда вернемся к коррупционной составляющей. Цифровая экономика исключит ее полностью или в новой системе тоже кто-то сможет «навариться»?

Вадим Нуждин: Я думаю, что те процессы, которые можно провести через алгоритмы, наверняка изначально будут закладываться с элементом отсутствия  коррупционной составляющей. И потом очень интересно, что вкупе с цифрой речь идёт о том, чтобы все денежные средства (а в цифре это сделать можно) были окрашены. Сейчас это уже практикуется. Если в системе гособоронзаказа деньги уже окрашиваются, и видно всё их движение — от банка до последнего исполнителя, то это можно использовать и по всем другим направлениям. Это тоже часть цифровой экономики —  возможность проследить движение всех средств до последнего потребителя. Аспектов очень много, надо сейчас только все это очень грамотно свести в одно целое и добиться, чтобы это все реально заработало.

Светлана Кудрявцева: И какова в этом роль общественности? Что здесь зависит, например, от ОНФ?

Вадим Нуждин: Четвёртый год ОНФ выступает партнёром этой выставки. От ОНФ не в том плане, что что-то зависит..  ОНФ, являясь партнёром,  способствует диалогу регулятора, участников всех торговых процедур на этой площадке. Далее — координатор проекта «За честные закупки» Антон Гетта является еще и руководителем совета в Государственной думе по изменениям законодательства, связанного с госзакупками. То есть мы осуществляем общий патронаж, шефство, и своё место обязательно найдём.

Светлана Кудрявцева: А чем будете заниматься, когда цифровая экономика победит коррупцию?

Вадим Нуждин: Открывая форум, слово предоставили руководителю исполкома Общероссийского Народного фронта Анисимову Алексею Викторовичу, он сказал: «Благодаря тому, что экономика перейдёт на цифровые рельсы, мы надеемся, что работы у активистов не останется». Да это и здорово! Если действительно система будет работать таким образом, что коррупционная составляющая уйдет, так мы за то, чтобы убрать общественный контроль из этой сферы. У нас есть, чем еще заниматься — экологией и т.д. Это же здорово, ничего страшного. Общественнику всегда найдётся, чем позаниматься.

Светлана Кудрявцева: На чем еще, кроме перехода к цифровой экономике, сосредоточится ОНФ и активисты проекта «За честные закупки» в ближайшее время?

Вадим Нуждин: На контроле ОНФ находится все, что связано с детским питанием — как  дошкольных, школьных учреждениях, так и в различных интернатах социальной направленности, в лечебных учреждениях.  Потом на контроле поставки медикаментов и оборудования, то есть всё, что связано с системой здравоохранения. На контроле остаются дороги, объекты к ЧМ 2018, особенно ситуация с гарантийным обслуживанием того, что вот сейчас будет принято по актам и будет введено в эксплуатацию. Потому что есть уже сигналы о том, что некоторые объекты, возможно, хромают по качеству. Мы эти сигналы будем проверять и добиваться, чтобы все те гарантийные обязательства, которые взяли на себя подрядчики, были выполнены, и в итоге мы получили качественные объекты, которые долго нам будут служить во благо.

 

Светлана Кудрявцева, Business FM Самара