В вопрос легализации второго реестра вкладчиков “Волга-Кредита” включилась Генпрокуратура

Поделиться

 25_bigГенпрокуратура потребовала от Агентства по страхованию вкладов легализовать якобы полный реестр вкладчиков банка “Волга-Кредит”. Эксперты Бизнес ФМ сомневаются, что это заставит АСВ изменить позицию.

Представление Генпрокуратуры было направлено в АСВ во вторник. О документе стало известно на прошедшем вчера в Самаре собрании обманутых вкладчиков “Волга-Кредита”. Рассказывает корреспондент “Новой газеты в Поволжье” Антон Фейнберг:

“На встречу пришло порядка тысячи вкладчиков, которым Александр Хинштейн представил новый вариант решения их проблемы: Генеральная прокуратура потребует от Агентства по страхованию вкладов внести досудебные изменения в реестр вкладчиков “Волга-Кредит” банка. Позиция АСВ по этому вопросу из выступления их представителя пока непонятна. По его словам, досудебное решение возможно, но именно — возможно, никаких четких обещаний дано не было. Довольно-таки бурно на все это реагировали сами вкладчики, кричали на представителей АСВ, топали. Их еле-еле успокоил Хинштейн. Кроме того, они высказывали претензии по поводу бездействия властей по их проблеме, в частности, по поводу бездействия губернатора Самарской области”.

Копию представления Генпрокуратуры выложил в своем твиттере депутат Госдумы Александр Хинштейн. Из текста документа следует, что выводы надзорного ведомства в Москве основаны на результатах проверки, которую провели самарские прокуроры. Между тем, ранее в споре с самарской прокуратурой АСВ обозначило свою позицию предельно четко: никаких изменений в реестр ведомство по своей воле вносить не будет, только через суд. Вмешательство Генпрокуратуры вряд ли сделает АСВ сговорчивей, считает директор агентства “Саминвестор” Илья Липкинд:

“Я сомневаюсь, что АСВ как-либо изменит свою позицию, потому что до этого вмешательство региональной прокуратуры ни к чему не привело. В том числе, и на уровне рассмотрения судебного иска, который прокуратура подавала в Ленинский райсуд. Что касается требования Генеральной прокуратуры, то, к сожалению, пока не известно, на основании чего Генпрокуратура направила этот документ в АСВ. Потому что по поводу второго реестра, который был предоставлен госпожой Ерилкиной на жестком диске — о том, что он подлинный известно только со слов самой госпожи Ерилкиной. А она, прямо скажем, не самый надежный источник информации. Поэтому тут возникает вопрос: проводил ли генпрокуратура какую-либо сверку предоставленного Ерилкиной реестра с теми требованиями, которые предъявляют обманутые вкладчики. Проводили ли прокурорские сотрудники проверку тех документов, которыми вкладчики подтверждают свою позицию. В частности, почерковедческую экспертизу расходных и приходных кассовых ордеров и так далее. Если вся эта работа проделана не была — а она, надо сказать, достаточно масштабная и поэтому есть вероятность, что она и не проделана — то этот документ Генпрокуратуры на самом деле стоит, к сожалению, не намного дороже той бумаги, на которой он напечатан. Потому что АСВ не является организацией, подчиненной прокуратуре и не обязана выполнять указания прокуратуры за исключением тех случаев, когда АСВ нарушает закон. А в данном случае, к сожалению, АСВ закон не нарушает: ему был предоставлен реестр обязательств временной администрацией банка, АСВ по этому реестру и выплачивает”.

Дыра в капитале банка «Волга-кредит» составила больше 4 млрд рублей. Своих денег недосчитались по меньшей мере 3 тысячи вкладчиков. Добавим, что по слухам ряд вкладов, которые числились в основном реестре и по которым АСВ уже мог выплатить компенсацию, были подставными: на них “Волга-Кредит” якобы переводил средства с реальных счетов. Если это действительно так, легализация второго реестра может создать государственным органам новую головную боль.