Самарский воздух приводит к заболеваниям дыхательной системы, а  Волга утратила «питьевое значение»: минприроды опубликовало доклад об окружающей среде

Поделиться

Экологическая ситуация в стране за последние три года резко ухудшилась. Об этом сообщает министерство природных ресурсов и экологии России. Речь идет не только о загрязнение воздуха и росте числа заболеваний россиян, но и о загрязнении крупнейших водоемов страны. По информации минприроды, несколько рек, в том числе Волга,  «потеряли питьевое значение». Как обстоят дела с водой и воздухом в Самарском регионе?

Министерство природных ресурсов и экологии подготовило государственный доклад «О состоянии и об охране окружающей среды». Согласно документу,  за последние три года в России ухудшилась ситуация с выбросами вредных веществ в атмосферу. В связи с этим в стране выросла заболеваемость астмой — среди взрослых 1,5 раза, среди детей в 1,7 раз.  Почти  15% городского населения испытывает воздействие высокого и очень высокого уровня загрязнения. Патологии органов дыхания, связанные с загрязнением воздуха, в  прошлом году наблюдались практически в половине субъектов страны. Иркутская, Кемеровская, Самарская области и Алтайский край стали лидерами этого антирейтинга. Загрязнение воздуха в Самарском регионе связано с выхлопами транспорта и с производством предприятий. При этом современная система контроля даже не в состоянии отследить большинство загрязняющих веществ в воздухе, — рассказывает эколог, председатель центрального совета Российской Зелёной Лиги  Сергей Симак

Немножечко здесь машины свой вклад внесли. А внесли почему? Из-за кризиса. Потому что автопарк стареет, а старый двигатель всегда грязнее, чем новый.  С одной стороны, это экономическая проблема, с другой стороны,  это говорит о том, что средний возраст автомобилей становится больше, а как только он становится больше — у нас начинают расти выхлопы. Но главную роль всё-таки сейчас внесла промышленность. У нас нет инструментальной системы контроля выбросов. Та система контроля, которая сейчас существует, — крайне несовершенна. Она не контролирует очень большое количество веществ. Например, в Самаре и Тольятти — это 23-25 веществ, которые учитываются. А никто не знает даже, сколько выбрасывается. В своё время мне пришлось разбирать конфликтную ситуацию Комсомольского НПЗ, в Комсомольске-на-Амуре, и в процессе разбирательства выяснилось, что там контролировалось 26 компонентов, а выбрасывалось 56. Когда в городе находятся предприятия  химические, металлургические — разнонаправленные, плюс автотранспорт, то просто из здравого смысла мы понимаем, что   выбрасываются 60-80 видов веществ, а контролируются 23-25. Про остальные мы просто вообще ничего не знаем. И как они действуют, тоже никто не знает. Только мы видим, что растёт количество заболеваний дыхательной системы, увеличивается количество астматических заболеваний. Это те заболевания, которые связаны с состоянием окружающей среды. Онкоцентр вон самарский переполнен. А все почему? Да всё поэтому.  

 

В докладе минприроды также указана информация о самых грязных водоёмах страны. В основном это малые реки, многим из которых нужна неотложная помощь. В числе таких — речка Падовая в Волжском районе Самарской области. Основные водные артерии  страны также страдают от загрязнения. Согласно докладу министерства природы, реки Волга, Обь и Енисей «потеряли питьевое значение». Однако, по словам, эколога Сергея  Симака, произошло это уже давно:

 Волга потеряла питьевое значение еще  30-х годах прошлого  века из-за развития промышленности. Но особенно большой удар был нанесен после строительства каскада ГЭС. В 50-е годы Волгу как реку убили. Это вообще теперь уже не река, а каскад прудов. Одновременно резко увеличился сброс загрязняющих веществ. Сейчас все те факторы были, они так и остались. Остались ГЭС, остались предприятия, которые сбрасывают условно чистые стоки. Почти всегда эти сбросы не соответствуют нормативам по азоту и фосфору растворённому. Откуда фосфор? Из синтетических моющих средств. В Европе и Америке была такая же проблема. Они ее решили, запретив использовать фосфоросодержащие моющие средства. В России такой запрет  обсуждается, но до сих пор не принят. Мы отстаём, как всегда,  лет на 30-40 от развитых стран. Это вносит огромный вклад в цветение воды. Потому то азот и фосфор — это удобрения. Второй источник загрязнения — это поверхностные стоки. Вообще позорище, что в одном из ведущих, экономически развитых и достаточно богатых регионов великой державы ливневые очистные сооружения есть только на территории одного иностранного предприятия. Вся остальная территория Самарской области, включая все города, все предприятия, — не имеет ни одного очистного сооружения. Построить такие сооружения за счёт муниципальных средств невозможно, это дорого. Здесь вопрос к областным властям. Они в курсе, но у них приоритеты, видимо, другие.

На сегодня сформирован и принят приоритетный проект «Оздоровление Волги», цель которого — в девять раз сократить сбросы загрязненных сточных вод. По словам федерального министра природных ресурсов и экологии Сергея Донского, бюджет приоритетного проекта составляет свыше 260 млрд рублей. Однако, откуда взялась такая сумма и куда ее направят, остаётся загадкой, — говорит Сергей Симак:

 

Очень важно, что будет на эти деньги сделано, и будет ли вообще что-то сделано. Меня насторожило изначально то, что была озвучена цифра без предварительной подготовки собственно программы, без понимания того, что нужно сделать, сколько это будет стоить, а уже потом выделение денег, для того чтобы реализовать необходимые мероприятия. А у нас всё было сделано абсолютно наоборот. Были выделены откуда-то с потолка взятые 200 млрд. Без каких-либо консультаций со специалистами. У нас есть в Тольятти Институт экологии Волжского бассейна, который 30 лет специально изучает Волгу и бассейн Волги, и никто не посоветовался, даже вопроса не задал».

По словам эксперта, когда программы принимаются и реализуются таким образом, необходимого эффекта они не достигают.

Светлана Кудрявцева, Business FM Самара.