Первые последствия жёсткого шага Трампа и возможные перспективы развития событий

Поделиться

8 мая США вышли из многосторонней ядерно-нефтяной сделки с Ираном. Президент Дональд Трамп в прямом эфире подписал документы, включающие снова против этой страны полномасштабный режим санкций, которые были сняты в июле 2015 года в результате соглашения с участием Великобритании, Германии, Китая, России, Франции и США. Однако последствия этого решения американского президента не столь однозначны и могут даже сыграть на руку России. 

Первые последствия жёсткого шага Трампа очевидны. В условиях продолжающего разгоняться роста мировой экономики, спрос на нефть и на другие энергетические ресурсы год от года всё выше. А ограничения поставок из Ирана из-за американских санкций против этой страны могут привести на рынке нефти к дополнительному дефициту предложения — начиная с величин от 300-500 тыс баррелей в сутки (если санкции будут соблюдать только американские компании) и вплоть до 1 млн баррелей в сутки (если запреты примут «экстерриториальный» характер, то есть окажутся по факту обязывающими и для Европы).

На сегодняшний день европейцы заявляют, что останутся верны условиям сделки с Ираном — до тех пор пока сам Иран соблюдает все оговоренные условия и взятые на себя обязательства по своей ядерной программе. Иран тоже подтвердил, что будет придерживаться соглашений, но не готов обсуждать никакие дополнительные условия ни с США, ни с кем либо ещё, а будет верен сделке в том виде, какой она была ранее согласована. Тем не менее, рост котировок нефти, конечно, ускорился. Буквально в конце марта нефть марки Brent ещё билась в «потолок» $70 за баррель, а до этого зимой колебалась и пыталась откатывать временами вниз вплоть до $62, но в целом держалась высоко. В апреле давление наверх усилилось, нефть пробила $70 и продолжала с тех пор расти. Теперь же на волне последних новостей нефтяные цены поднялись уже намного выше прежних 4-летних максимумов, дотянулась на сегодня до $78 за баррель и, очевидно, в ближайшие дни выйдут на следующую знаковую отметку в $80 долларов за баррель.

Несмотря на большой пройдённый путь наверх, я полагаю, что нефть в ближайшие 2 недели продолжит дорожать. Возможно, это будет происходить не так быстро, как в предыдущие несколько дней, но постепенно цена будет забираться всё выше — и в моменте мы вполне можем увидеть котировки даже на 3-4 доллара выше $80. Однако принцип «покупай ожидания, продавай факты» еще никто на рынке не отменял. А ядерно-нефтяную сделку с Ираном европейцы полны решимости сохранять. Значит, они будут торговать и сотрудничать с Ираном, как и Китай — а потому эмбарго на поставки из Ирана не будет таким всеохватывающим, как до 2015 года, когда оно действовало под эгидой ООН.

Поэтому влияние на цены выше $80 на длительную перспективу одностороннее решение Трампа пока вряд ли тянет. Часть биржевых игроков постараются зафиксировать прибыль, продав сильно подросшие в цене контракты, и цена вновь может откатиться под $80 или даже вплоть до $75-$77. Но разворота вниз я бы не ждал: нефть останется в более высоком ценовом диапазоне ещё как минимум на полгода.

Это значит, что и для рубля пик беспокойства и сомнений пройден: по отношению к «Русалу» и En+ американцы в вопросах санкций уже пошли по сути на попятную, осознав и самостоятельно, и с помощью европейских союзников, к какому пагубному росту цен на алюминий санкции приведут, если останутся в том же виде, и как это будет «убивать» дорогим сырьём американских и европейских промышленников. Вместо новых серьёзных мер против России в санкционные списки США начали включать российский войсковые части.

На фондовый российский рынок также вернулись покупки. С нашего рынка облигаций иностранцы массово и не бежали, вопреки опасениям целого ряда экспертов. Рубль в последнее время сильно отвязался от нефти, но переход нефти в настолько более высокий ценовой диапазон не сможет не сказаться, и рубль вероятно прижмётся в самые ближайшие дни к отметке в 60 рублей за доллар. Собственно, до 60 руб 60 копеек доллар уже и так снижался в апреле, а сейчас может опуститься в моменте ненадолго и ниже 60 рублей — и показать пик укрепления синхронно с новым пиком по нефти.

Возможно, Трамп и затеял всю эту историю с громким «хлопком дверью» и выходом из сделки — ради того, чтобы заставить Иран сесть в конечном счёте за стол переговоров, чтобы иранцы добровольно-принудительно обрубили перспективы и собственной ракетной программы, и самостоятельного обогащения урана — заблаговременно и на период уже после 2025-2030 гг. Если не брать во внимание популярную конспирологическую теорию, что администрация Обамы сыграла в доброго полицейского, а администрация Трампа в злого, и именно так всё было задумано с самого начала: отобрать у Ирана обогащённый уран, поманить и обмануть. Если допустить, что Трамп действительно честен в своём гневе и хочет переговоров, то очевидно, что ни в какое ближайшее время за стол переговоров по принципиальным соображениям не сядут иранские лидеры. Поскольку к Ирану останутся лояльны и Китай, и европейцы, то удар по торговому балансу Ирана будет не таким весомым, как хотелось бы США. Мало того, часть партнёров могут начать рассчитываться с Ираном за поставки активнее в евро и в юанях, что ослабит международный статус доллара в системе резервных валют. Так что кто больше проиграет от решения Трампа в горизонте нескольких лет, ещё неизвестно.

Говорить с США иранцы не захотят и потому, что наговорил Трамп про Иран в обоснование необходимости санкций массу разных неприятных вещей: собственно, с этих по сути оскорблений своё официальное выступление он начал. Назвал Иран режимом «ужасного великого террора». Сказал, что за спиной у всех там готовят против всех оружие: «у нас есть неопровержимые доказательства, что обещания Ирана с самого начала были ложью», и так далее. Прикрываясь этой «плохой односторонней сделкой», якобы Иран напрямую финансирует и терроризм». И как вести с ним после этого иранцам переговоры, не потеряв лица в глазах собственного народа?

Важно, что нефть растёт уже который месяц и поднялась сейчас на свежие пики не только благодаря возврату санкций США против иранских поставок. Мировой спрос вырос по итогам завершившегося 2017 года на 1,57 млн баррелей, по сравнению с 2016 годом, и по оценкам большинства экспертов и организаций он продолжит расти и дальше темпами от 1,2 до 1,5 млн баррелей в год. А пока ОПЕК+ ограничивает добровольно добычу, производство нефти вне стран ОПЕК+ выросло за год только на 0.77 млн баррелей, и может вырасти к 2019 году темпами ещё порядка 1 млн баррелей в год по максимуму. Рост производства (предложения) явно отстаёт от роста спроса потребностей в нефти – что логично, учитывая достаточно ровные темпы экономического роста в крупнейших странах.

Кстати, и число сланцевых буровых продолжает расти, но их по-прежнему вдвое меньше, чем было в 2015 году, когда сланцевые компании вырастали как грибы. Обжегшиеся в тот период во время падения нефтяных цен компании, потерявшие деньги или сильно отставшие тогда от собственных ожидаемых финансовых целей, вкладываться так же массово в сланцевую добычу уже не хотят. Третий же фактор – мировые запасы, а они снизились с апреля 2017 более чем на 100 млн баррелей, пройдя тем самым половину пути вниз к среднему за 5 лет уровню, что является официальной целью ОПЕК. Объём запасов месяц от месяца, а часто и от недели к неделе, продолжает уверенно снижаться. Значит, вероятнее всего, даже к началу 2019 года, когда ОПЕК+ постепенно может убирать уже самоограничения на добычу, суммарный баланс этих трёх сил всё равно будет смещен в пользу дорогой, а не дешёвой нефти. И если не по 75 или по 80 долларов за баррель, то во всяком случае в ближайшие год-два нефть будет держаться заметно выше 60 долларов за баррель. А ведь о $60 за баррель нефти Россия ещё пару лет только мечтала, причем мечты эти казались многим несбыточными.

Интересно и то, что Россия выступала и выступает всё это время за сохранение иранской сделки, к которой приложила много усилий, отстаивая и мир на Ближнем Востоке, и собственные позиции в этом регионе. Иран и наш торговый, и наш политически важный партнёр в регионе, и поддерживая его — Россия сохраняет на Ближнем Востоке доверие, а также контракты в области той же ядерной энергетики. Но при этом парадокс, что в случае сохранения сделки цены на нефть были бы ниже, чем сегодня. Не говоря уже о том, что собственно с июля 2015 года после заключения с Ираном международной сделки, цены на нефть как раз и упали за полгода до $30 к январю 2016, что усугубило в тот момент экономические трудности России. Но сейчас, благодаря своей политической линии Россия получила одновременно два приобретения: и высокие удобные для нас цены на нефть, и хорошие отношения с Ираном плюс улучшение доверия к нам не только союзников, но и нейтральных или даже холодных к нам в прошлом стран на Ближнем Востоке.

Пётр Пушкарёв, шеф-аналитик ГК TeleTrade

для Business FM Самара