Ольга Осетрова: «Пациентам труднее всего»

Поделиться

Самарский хоспис, получив на 2019 год Президенский грант, смог расширить спектр паллиативной помощи, которую оказывает неизлечимо больным людям.

Причем за поддержкой, советом и утешением к докторам обращаются не только наши земляки. Новый инструмент — горячая линия хосписа — сделала это возможным. Достаточно набрать номер, и доктор привычно и умело подставит вам свое дружеское плечо и поможет, непременно поможет. Поговорили с главным врачом Самарского хосписа Ольгой Васильевной Осетровой.

 

Ольга Васильевна, как давно работает горячая линия в Самарском хосписе?

«Она работает с 1 ноября 2018 года. Мы планировали, что будет ежемесячно по 200 звонков, то есть примерно 6-7 звонков в день, включая и нерабочие. Но — линия оказалась гораздо более востребованной. Мы принимаем каждый месяц не менее 300 звонков, а в январе было и 400 — праздничные дни, лечебные учреждения закрыты, или открыты в меньшей степени. Для праздничных дней это вообще характерно — я как раз дежурила прошлую неделю, с 6 по 12 мая, и приняла около 70 звонков».

 

Как организована работа горячей линии?

«Врач хосписа может находиться в момент приема звонка где угодно — и на рабочем месте, и дома, и в дороге. Это круглосуточная связь. Надо сказать, что звонков в два-три часа ночи немного, всего было около десяти за весь срок, но в семь утра, в десять вечера — таких звонков достаточно. Один врач дежурит неделю в месяц».

Ольга Васильевна, вы прошлую неделю как раз были таким дежурным врачом на горячей линии. Если можно, расскажите, какого плана поступают звонки.

«Например, на прошедшей неделе был звонок с Дальнего Востока, выясняли, как получить обезболивающие препараты и что сделать прямо сейчас при тошноте. Удивительным образом звонок был совершен не на горячую линию фонда «Вера», а на нашу, самарскую. Выяснилось, что когда-то у нас наблюдались родственники звонившей – Екатерины, поэтому она захотела позвонить именно нам, нашла в интернете сайт хосписа, увидела, что есть горячая линия. Вчера был звонок из Испании — от Марины, дочери пациента, который в последние два дня ухудшился значительно. К ним выезжала вчера дважды Скорая помощь, и на третий раз посоветовали обратиться в хоспис. Марина вышла на сайт и с радостью от того, что такая возможность есть, позвонила нам, и действительно её отцу была нужна неотложная консультация. Теперь, если будет возможность, их возьмут под патронаж хосписа. К сожалению, на горячую линию часто звонят люди, которые уж не успевают встать на учет, попасть под наблюдение. Им нужна всего одна консультация, но в эту самую конкретную минуту, не позже».

Много ли таких пациентов на линии?

«Примерно четверть консультаций именно таких, и они особенно трудны. Вчера с Мариной мы говорили, наверное, не менее получаса, потому что нужна не только медицинская помощь пациенту, но и психологическая поддержка родственников».

В каких ситуациях пациенты и их близкие звонят на горячую линию хосписа?

«Ситуации бывают разные, сейчас поясню. Например, сегодня мне звонил папа 27-летней девочки из Омска, которая страдает от боли. Она лежит в онкологическом центре, и боль там ей снимают одновременно – пластырем с Фентанилом, трамадолом, кеторолом и промедолом — такая довольно путанная схема, а боль – есть. Папа позвонил в благотворительный фонд, который собирал деньги на лечение, и ему там дали телефон нашей горячей линии. Девочка такая худенькая, что пластырь с Фентанилом у нее просто не работает, его приклеили, а уровень боли не изменился. Несомненно, нужен почасовой морфин, ведь пациентка не может глотать, и таблетки ей не подходят. Конечно, будем говорить еще не раз и с отцом и с лечащим врачом».

Ольга Васильевна, но люди звонят, наверное, в панике, испуганные, как получается наладить с ними контакт, поддержать, оказать помощь, когда доктор на линии вооружен только словами?

«Нет, не только словами, есть еще тон, интонация, внимание. Сегодня я сказала папе вот этой девочки из Омска, Беллы: с болью мы обязательно справимся. Уверенно сказала, и знаю, что действительно – справимся. С каждой семьей, с каждым человеком этот разговор — свой, естественно. Несомненно и то, что по телефону помочь труднее, но можно дать уверенность, что помогут, приедут, поддержат, и уже никто не останется один на один с болью и бедой».

И это очень много!

«В пятницу был звонок такой: пациент задыхается, нарастающая одышка. Женщина с раком легких, пятидесяти четырех лет, я посоветовала включить вентилятор, и мы с ней просто поговорили, и она потихонечку, потихонечку отвлеклась, и одышка у нее уменьшилась. Просто отвлеклась на разговор! Одно осознание того, что к кому-то можно в любой момент обратиться за помощью, тоже помогает, успокаивает, дает надежду. Это факт».

А как бы вы могли систематизировать абонентов вашей горячей линии?

«Горячая линия работает, во-первых, для тех, кто живет далеко и там, где нет хосписа. Например, Танечка есть, сама из Тольятти, а мама у нее — Узбекистане, где паллиативной помощи вообще нет. И мы успешно четыре месяца обезболиваемся. То есть, резюмирую: первая группа — это территориально удаленные пациенты, вторая — настолько тяжелые пациенты, что просто нужно успокоить семью и сделать все, что возможно, в последние часы жизни, третья — первый шаг к принятию того, что хоспис пациенту необходим — люди боятся, беспокоятся, звонят и выясняют, что же вообще такое хоспис, получают первый обнадеживающий контакт. И, наконец, четвертая группа — пациенты, которых мы ведем уже, у них меняется состояние, какие-то симптомы добавляется, и идет выяснение, что же происходит в настоящий момент. Есть и еще одна категория пациентов, неонкологических больных, но людей больных неизлечимо, которым тоже нужна регулярная поддержка и помощь. У меня таких пациентов — человек восемь, и это только у меня, у других докторов тоже такие, конечно, есть. Горячая линия дала мне троих пациентов такого плана. Родные могут выяснять, как повернуть неподвижного пациента, например — маму, после инсульта, и многое разное другое еще, что становится очень важным, когда твой близкий человек очень болен».

Какой же колоссальный объем работ, Ольга Васильевна, делаете вы и ваши коллеги!

«Работать с горем и бедой — очень трудно. Но пациентам — труднее всего. Сегодня звонила женщина: ее мама, узнав об онкологическом диагнозе, почти три месяца сидит и смотрит в одну точку. Не может пережить сам факт заболевания, ей говорят со всех сторон, что нужно лечиться, а она даже не приняла того, что больна, и не готова ни к чему, потому что так трудно переживает сам диагноз. Пациентам труднее всего, им помощь — крайне необходима, в том числе — и по телефону».

Беседовала Наталья Фомина, Бизнес ФМ Самара