Областной минкульт прикрылся памятником

Поделиться

памятники архитектуры 1Областные власти включили в охранный реестр памятников культурного наследия около полусотни исторических зданий в Самаре. Это произошло на фоне очередного скандала, который разгорелся вокруг работы областного минкульта.

Областные власти внесли в реестр сразу 46 исторических зданий. 45 из которых —  в Самаре. Среди них, например, особняк Курлиной и усадьба Шихобалова. Напомним, что в последние годы областной минкульт с гораздо большим рвением исключает исторические здания из числа охраняемых объектов. По данным Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры в списках объектов культурного наследия на территории Самары в 2010 году значилось около 1600 зданий. К началу этого года их осталось чуть больше девятисот. Ситуация с историческими зданиями в Самаре не раз привлекала внимание федерального центра. В ноябре прошлого года областному правительству даже пришлось пойти на попятную и вернуть в список 95 домов, вычеркнутых из него в апреле. Вместе с тем, еще 70 зданий, несмотря на протест федерального Министерства культуры, в списки объектов культурного наследия тогда возвращены не были. То, что происходит сейчас, внешне напоминает ситуацию годичной давности. Жалобы общественников на массовое исключение зданий из охранных списков доходят до министра Мединского. Тот посылает в Самару проверку. Чиновников областного минкульта штрафует прокуратура. И что совсем нехорошо, ситуация привлекает внимание федеральных телеканалов. Включение на этой неделе почти полусотни старых зданий Самары в реестр архитектурных памятников и разнос, устроенный областному минкульту, не связаны между собой, полагает член правления самарского отделения Союза архитекторов Дмитрий Якурнов:

 “Я пообщался со своими коллегами, кто занимается этой темой непосредственно, которым я доверяю, однозначно, на сто процентов им доверяю — они мне сказали, что это совершенно плановая работа. То есть, это просто так вот совпало, что [сейчас] подготовили документы по тем памятникам, которые находятся в Самаре”.

Связь между этими событиями прямее некуда, считает советник мэра Самары по градостроительству, бывший главный архитектор областного центра Виталий Стадников:

“Ну вы, я думаю, понимаете, с чем это связано. Это последствия, безусловно, определенного общественного понуждения, которое произошло благодаря заявлению председателя Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры Галины Маланичевой о крайне трагической ситуации, сложившейся в Самаре в связи с многократным уменьшением числа объектов культурного наследия. В общем, это привлекло внимание к ситуации. И я полагаю, что это (включение 46 исторических зданий в госреестр памятников — прим. ред.) определенный акт компенсации и заглаживания положения. Но количество 46 памятников  — оно абсолютно не сравнимо с несколькими сотнями объектов, которые уже были выведены. Поэтому пока расхождение между тем что было снято и выведено с тем, что сейчас поставили на учет — это десятикратная разница, по большому счету”.

 Добавим, что сегодня областные власти должны выбрать подрядчика, которому предстоит провести экспертизу более двухсот исторических зданий на предмет их культурной ценности. По условиям конкурса, оценка должна вестись поистине стахановскими темпами — по 10 зданий в день. С подобной скоростью проходила оценка исторических зданий во время нашумевших сентябрьских событий в одном из старейших городов России Торжке — там на экспертизу было вынесено 45 домов. Ни один из них не был признан памятником архитектуры.

 

ПРЯМАЯ РЕЧЬ. Бывший главный архитектор областного центра Виталий Стадников:

“Прослеживается определенная логика в списке: в список поставлены здания, большинство из которых находится на балансе достаточно сильных держателей. То есть, здания находятся, как правило, во вполне достойном состоянии, непроблемном. Во-вторых, они на балансе у серьезных организаций. Допустим, штаб ПриВО. Это очень хорошо, что поставлен штаб ПриВО. Это прекрасный объект конструктивизма, крупный, уникальный, и он болтался, как Фабрика-кухня, в непонятном состоянии в виде “вновь выявленного” очень долго. Дом офицеров, те же самые бани на улице Горького — опять-таки понятно, что там есть хозяева. Однако, есть масса зданий — большинство объектов культурного наследия, находящихся в неудовлетворительном состоянии — это здания, по сути, с неопределенной структурой ответственности. То есть, здания, в которых, например, муниципальный фонд перемешан с приватизированными квартирами. Непонятно, как такого рода здания приводить в порядок, потому что там, с одной стороны, часть квартир муниципальные, неприватизированные, с другой стороны — приватизированные. Но сам объект в виде наружных стен, конструкций, подъезда находится непонятно в чьем управлении. Этот момент, связанный с управлением такой недвижимостью — он лежит в плоскости переговоров городских властей и региональных. И здесь нужно искать договоренности. Потому что это наиболее сложные вещи. Мало того, бОльшую часть памятников и составляют такие объекты. Вот по ним — ничего пока не найдено, насколько я понимаю.”