Эксперты обсудили возможные способы противодействия коррупции в Самарской области

Поделиться


Губернатор Самарской области Николай Меркушкин заявили, что регион «болен» коррупцией. Причем по сравнению с другими субъектами — страдает от этого «заболевания» больше всех. Пока попытки его оздоровить не приносят видимого результата. Сегодня в студии Business FM Самара заявленную главой региона тему Екатерина Колесникова обсуждает с доцентом кафедры уголовного права Объединенного Самарского университета Наилем Идрисовым и координатором антикоррупционного проекта ОНФ «За честные закупки» в Самарской области Вадимом Нуждиным.

Екатерина Колесникова: Здравствуйте. Какие сферы в Самарской области, на ваш взгляд, наиболее подвержены коррупции? И как вы в целом рассматриваете заявление Николая Меркушкина?

Наиль Идрисов: Есть общие понятия, которые должны распространяться на территорию Самарской области. В рамках нашего сегодняшнего разговора, я предлагаю понимать под коррупцией любые формы и проявления необоснованного вознаграждения, которые передаются лицам, уполномоченным принимать властные решения. На мой взгляд, высказывания губернатора относительно коррумпированности Самарской области необходимо рассматривать в двух аспектах. Во-первых, наш регион уже многократно прогремел на федеральном уровне после определенных событий, связанных с коррупцией. А, во-вторых, Самарская область под руководством губернатора Николая Меркушкина находится почти пять лет и уже пора подводить какие-то итоги по противодействию коррупции и делать определённые выводы. В связи с этим, те неутешительные итоги, о которых на минувшей неделе сказал губернатор, видимо свидетельствуют о том, что Самарская область находится в весьма неблагоприятном положении. Какие самые яркие проявления коррупции? Это, во-первых, большое количество возбужденных уголовных дел, а также общая специфика и общие структуры государственной власти (субъектовой, муниципальной власти), которые содержать большое количество предпосылок к проявлениям коррупции.

Вадим Нуждин: Я хочу отметить, что активисты Общероссийского народного фронта уже давно бьют тревогу из-за сложившейся в Самарском регионе ситуации. В области воцарился коррупционный смрад. Очень ярко эта ситуация проявилась, когда в Самаре по решению губернатора и близкого его окружения была упразднена служба Госфинконтроля. Этот орган вел активную работу по противодействию коррупции, об этом свидетельствуют уголовные и административные дела, возбужденные по результатам проверок. Ситуация в целом по региону также осложняется тем, что «рыба гниет с головы», и помимо того о чем сейчас сказал Наиль, у нас имеется большой срез по делам, которые возбуждены ФАС (дела по картельным сговорам — в них область фактически погрязла). Почти пятилетний срок правления губернатора  уже не позволяет вести ему таких речей: «Вот что-то происходит, и это так плохо…». Если бы с коррупцией в регионе боролись, то результаты были бы заметны во всех сферах жизни региона.

Екатерина Колесникова: Вадим, расскажите о способах борьбы с коррупцией, которые разработал Общероссийский Народный фронт в рамках реализации антикоррупционного проекта.

Вадим Нуждин: ОНФ с момента своего создания пристальное внимание уделяет противодействию коррупции, особенно в системе государственного заказа. Денежный оборот в этой области составляет порядка 32 трлн. рублей, из которых порядка шести трлн. расходуется государством и муниципальными образованиями для государственных закупок, а порядка 26 трлн. рублей из них — госкорпорациями. Именно на борьбу с коррупцией в системе госзаказа и с приобретениями предметов роскоши направлена работа нашего проекта. Помимо открытой платформы (это сайт «За честные закупки»), существует и закрытая часть проекта (В рамках него мы готовим аналитические справки для Администрации президента России и правоохранительных структур. По таким справкам принимались решения в отношении экс-губернаторов Брянской области, Сахалинской области, экс-главы Коми). Сейчас ОНФ сжимает свой кулак, и мы усиливаем борьбу с коррупцией в стране, призывая всех граждан объединится. Отмечу, что за три года существования проектом удалось выявить 817 сомнительных закупок и сэкономить порядка 224 млрд. рублей (их них на закупках роскоши порядка 20 млрд. рублей)

Екатерина Колесникова: Губернатор Самарской области говорит, что одна из самых коррумпированных сфер в регионе — сфера ЖКХ. В ходе своего недавнего выступления он обратил внимание общественности на недобросовестные управляющие компании, которыми в скором времени будут заниматься правоохранители. Согласно данным, которые нам озвучил Николай Меркушкин примерно 9% льготников в настоящее время не получают компенсации по вине операторов. Последние несвоевременно предоставляют сведения в социальные службы и профильные ведомства. Как так получается? Какую ответственность УК понесут в случае подтверждения их вины?

Наиль Идрисов: Я не соглашусь с мнением губернатора. Вопросы деятельности УК и реализации социально-значимых проектов по предоставлению сведений о льготниках не могут содержать коррупционную составляющую. Есть такое понятие «коррупциемкость» — т.е. это возможность кого-либо  в той или иной сфере получать незаконные вознаграждения. Вот то, что это квалифицировано в качестве коррупционной деятельности не соответствует ни законодательному определению коррупции, ни его теоретическому пониманию. Введённая система содержит в себе большое количество проблем и трудностей, которые в первую очередь распределяются на уровне местных властей и муниципалитетов. Обеспечение прав граждан в этой сфере напрямую зависит от деятельности местных властей. Информационное обеспечение, которое предоставляет УК, безусловно не содержит вопросов коррупции. Основной причиной развития незаконной деятельности в сфере ЖКХ на сегодняшний день является в первую очередь проблема взаимоотношений с властями. Отсутствие ясной и чёткой программы развития коммунальной инфраструктуры, соответствующих местных интересов у власти к решению этого вопроса — вот основные проблемы. Но я могу привести и положительный пример. Принято решение о введение Единого рассчетно-кассового центра, благодаря ему все денежные средства, которые вносятся гражданами могут быть безнальным образом переданы в энергетические компании. Однако, последствия такой деятельности еще до конца не понятны. И сегодня, с учётом и лицензирования управляющих компаний, а также постоянного контроля со стороны прокуратуры, СКР и полиции, незаконная деятельность операторов практически пресечена. Но, если бы это отразилось на мнении граждан, то наверное они в таком количестве не выходили бы на митинги.

Екатерина Колесникова: Наиль, иными словами вы утверждаете, что именно несовершенная система, разработанная правительством Самарской области и профильными ведомствами, является отчасти препятствием для подачи УК сведений о льготниках? И власть, по вашему мнению, перекладывает на плечи организаторов ответственность и обвиняют операторов в том, что они саботируют социально-важную работу?

Наиль Идрисов:  Да, абсолютно верно. Граждане задают вопрос в первую очередь власти и спрашивают почему они не получают положенную компенсацию. Дело в том, что новая система единовременной компенсации так устроена, что УК очень заинтересованы в реализации этого проекта. Но технической возможности довести всю систему до совершенства пока нет, а компенсации уже отменены. И когда граждане не получают полагающейся им социальной выплаты, а государство и власть должны объяснить почему, то легче всего обвинить в этом управляющие компании. Для того чтобы эта новая система (я оцениваю ее в целом положительно) могла работать необходимо не огульно обвинять операторов в махинациях и угрожать им полицией, а решать конкретные задачи. Необходима нормальная системная работа между субъектами власти, муниципалитетом и соответствующими УК. Только тогда эта система заработает. А угрожать уголовными делами и вводить санкции в отношении УК не решит проблем граждан.

Вадим Нуждин: В Самарском регионе в очередной раз получилось так, что из-за бездействия и халатности в организации всего механизма пострадал человек. Принимать решения, которые являются социально-значимыми, и затрагивают огромное количество людей надо очень выверено и точечно после серьёзнейшей отладки всего механизма. Более того, такие нововведения требуют большой разъяснительной работы среди населения. Никто не мешал правительству Самарской области сразу после выборов в 2016 году начать отлаживать систему, по которой потом можно было работать. Никто не мешал довести до населения весь тот комплекс мер, который планировался принять. Именно то, что этого не было сделано, и вывело людей на улице с протестными настроениями. Региональная власть такими необдуманными шагами буквально подставила президента страны.

Екатерина Колесникова: В Самарской области отменены выборы глав районов, муниципальных образований, городских округов. Назначениями занимается конкурсные комиссии, и к власти приходят люди из «команды созидания». Как вы думаете, такие политические шаги они способствуют противодействию коррупции или они только укрепляют властную вертикаль на местах?

Вадим Нуждин: Я считаю, что сам факт назначения руководителей он не отрицает возможность широкого и открытого обсуждения с общественностью кандидатур, которых планируют к назначению. Только в форме выстроенного честного и открытого диалога, как того и требует президент Путин, вот это все действие должно происходить. В нашем регионе эта область является сверхзакрытой, у нас не понятно на основании каких личных заслуг и качеств власть назначает тех или иных руководителей. Увлечение постановочными мероприятиями, с обязательными хвалебными речами и пиара, формирует отторжение у жителей Самарского региона всей власти и конкретно некоторых персоналий.

Наиль Идрисов: Я согласен с Вадимом, и хочу добавить, что безусловно идея назначения глав районов и т.д. может быть воспринята населением положительно, но для этого необходимо прояснить несколько моментов. Во-первых, по каким критериям определяются лучшие? Во-вторых, по каким принципам сформирована конкурсная комиссия? В-третьих, для граждан (которые теперь устранены от процедуры выбора местной власти) очень важен факт отчётности в деятельности этого главы. Где гарантия того что руководитель будет заинтересован в решении проблем местного значения? Не политических, а конкретных хозяйственных задач день за днём. Ответы на эти вопросы помогут решить задачу легитимации власти назначенного  чиновника.

Екатерина Колесникова: Всего доброго, господа. Спасибо за беседу.