«Дело Екатерины Пузиковой» выходит на федеральный уровень: повлияет ли мнение общественности на резонансный судебный процесс?

Поделиться

Екатерина Пузикова, осужденная в Самаре за отравление мужа-банкира, станет героиней ток-шоу на одном из федеральных каналов. Съемочная группа шоумена Андрея Малахова уже записала с Пузиковой интервью в тольяттинском СИЗО. Напомним, что молодую женщину приговорили к 9-ти годам заключения. Хотя в деле осталось много вопросов. Сейчас обе стороны пытаются обжаловать приговор. Поможет ли делу широкая огласка и вмешательство федерального телевидения? И имеет ли право судья прислушиваться к мнению общественности? 

 Дело Екатерины Пузиковой обсуждают в Самаре уже пятый год. Эта история началась в марте 2012-го.  Тогда зампред самарского отделения «Россельхозбанка» Дмитрий Пузиков устроил на даче вечеринку по случаю дня рождения своего кузена и одновременно тезки. Среди гостей были друзья и родственники. Вечеринка закончилась госпитализацией троих человек, в том числе самого Дмитрия Пузикова. Позже он скончался в больнице от отравления. По данному факту завели уголовное дело. Следствие выявило, что в картофельном пюре находился сильнодействующий яд — таллий. Единственной подозреваемой в убийстве банкира стала его жена Екатерина Пузикова. По версии обвинения, мотивом стала ревность. Однако так и не удалось выяснить, откуда молодая женщина, на тот момент мать новорожденного ребенка, могла взять таллий, и почему следы яда обнаружили не на одежде Екатерины, а на одежде кузена убитого банкира. Невыясненными остались и другие моменты. Прокуратура, в том числе Генеральная, несколько раз отказывалась утверждать обвинительное заключение, указывая, что оно основано только на догадках и предположениях следователя. Тем не менее дело ушло в суд. В 2015 году  Пузикову приговорили к семи годам лишения свободы и посадили в следственный изолятор. В декабре того же года приговор отменили, осужденную перевели под домашний арест. Однако этим летом Красноярский районный суд при повторном разбирательстве приговорил Пузикову уже к девяти годам лишения свободы. Тогда же в Самару приезжала телевизионная группа передачи «Пусть говорят» для подготовки сюжета. Но на «Первом канале» программа так и не вышла, в том числе из-за отказа судьи отпустить главную героиню на съемки в Москву. Однако теперь запись все же состоялась. Как рассказал адвокат, слова вдовы произвели сильное впечатление не только на журналистов, но и на сотрудников ФСИН. Выход сюжета в эфир планируется в ближайшее время. Сможет ли помочь такая огласка стороне защиты? — мы спросили у нашего эксперта  управляющего партнера адвокатского  бюро «Яблоков и партнеры» Вячеслава Яблокова:

Под одну гребенку нельзя. Разные процессы — они и по содержанию обвинения, например, разные, и по доказательнной базе. Бывает, когда внимание прессы, наоборот, осложняет работу стороне защиты по уголовному делу. А бывают ситуации, когда сами адвокаты распространяют пресс-релизы и рассказывают об абсурдности обвинений человека, чтобы показать это прессе и вынудить правоохранительные органы или суды принять справедливое решение. Из нашей личной практики я прекрасно помню ситуацию с пенсионером, который, собирая металлолом, нашел запал от гранаты. Тот у него в руках разорвался, он потерял несколько пальцев, и потом дошло до абсурда: его привлекли еще и к уголовной ответственности за незаконное хранение боеприпасов. И только тот факт, что мы обратились в средства массовой информации, вынудил прекратить уголовоное дело в дальнейшем. А бывает другая ситуация. Когда на Сорокиных Хуторах было дорожно-транспортное происшествие, и виновника привлекали к ответственности, он получил в результате большого влияния СМИ практически максимальный срок лишения свободы. Поэтому говорить, что есть единый рецепт, наверное, не приходится.

Сторона защиты может обратиться в СМИ, когда видит, что позиция обвинения крайне шаткая, и хочет, чтобы общественность дала процессу  свою оценку через Средства массовой инормации. А как реагируют на резонанс сами судьи и прислушиваются ли к гласу народа, — рассказывает адвокат  Вячеслав Яблоков:

По закону суд не имеет права прислушиваться к мнению общественности. Более того, если вдруг на судью та или иная информация, полученная вне процесса, повлияла, то хороший судья должен взять самоотвод, если он считает, что увиденное, услышанное или прочитанное в газете, сильно отличается от того, что есть в процессе. Если мы говорим о судебной стадии процесса, то очень многое зависит от личности судьи. Некоторые судьи воспринимают особое внимание СМИ и появление телекамер в процессе как необходимость максимально сурово наказать подсудимого. А для некоторых судей это означает, то он находится под пристальным контролем, и лучше не допускать нарушения закона, а вынесенное решение должно быть максимально мотивированным, обоснованным и справедливым.

Отметим, что за делом Екатерины Пузиковой с интересом следят и адвокаты, и журналисты. Сейчас приговор находится на стадии обжалования. Совсем скоро узнаем, какой «вердикт» вынесут федеральные эксперты.

Светлана Кудрявцева,  Business FM Самара