Частные компании пустили к областной госкормушке

Поделиться

залог госимуществаРуководство области разрешило частным фирмам брать кредиты под залог принадлежащего региону имущества. В Белом доме рассчитывают таким образом привлечь капитал на подготовку к футбольному чемпионату мира. Эксперты убеждены, что инициатива правительства может привести к скрытой приватизации в интересах приближенных лиц.

Поправки в закон “О порядке управления и распоряжения собственностью Самарской области” губернская дума приняла во вторник. Их смысл в том, что если раньше правительству разрешалось закладывать имущество региона лишь под обязательства госкомпаний, то сейчас залогом облимущества могут быть обеспечены кредиты, взятые абсолютно любыми компаниями. Прокуратура попыталась возразить, что, мол, это незаконно, и надо бы составить перечень допущенных к кормушке фирм. Но отправленная губернатором в думу глава минимущества Юлия Степнова заявила, что беспокоиться не надо, ведь поправки уже прошли проверку на антикоррупционность и соответствие закону. Министр отметила, что сама она тоже против залога имущества, но из-за отсутствия средств приходится идти на «крайние меры».
Против поправок выступило сразу одиннадцать депутатов — явление в областном парламенте крайне нечастое. В очередной раз исход решило единороссовское большинство, поддержавшее инициативу губернатора.
В областном правительстве утверждают, что залог госимущества позволит обеспечить банковскими кредитами фирмы, которые будут строить инфраструктуру к чемпионату мира.
Между тем, эксперты Бизнес ФМ считают, что принятые во вторник поправки идут вразрез с принципами Бюджетного кодекса и могут привести к скрытой приватизации общественного имущества. Комментирует — президент института бухгалтеров и экономистов Дмитрий Яковенко:

“Госпожа Степнова (министр имущественных отношений Самарской области — прим. ред.), может быть, в корпоративных финансах и разбирается. Но у меня складывается впечатление, что она, к сожалению, очень слабо разбирается в бюджетной сфере. Дело в том, что такая форма гарантий не указана напрямую в Бюджетном кодексе. В девяностые годы были большие проблемы, когда давались гарантии правительства Самарской области, тогда — администрации, под кредиты, которые брали частные компании в комерческих банках. У нас в регионе это более-менее было спокойно. Но в ряде регионов были большие проблемы, потому что это — фактор коррупциногенный. Когда имущество-то общественное, а в силу каких-то манупуляций этого имущества общество может лишиться. Таким образом, учитывать эти все гарантии имущественного характера Бюджетный кодекс не указывает. Потому что все остальные денежные гарантии — они четко учитываются в единой долговой книге, которая должна быть размещена на сайте министерства управления финансами, по которой составляется ежегодный отчет, доводится до сведения депутатов и дальше-дальше-дальше. То есть, мы с вами говорим о ситуации, когда у общества появляется риск лишиться общественно-важных объектов. В общем, я отношусь к этому закону с большой, мягко скажем, осторожностью. Я считаю, что без увязки с бюджетным законодательством этот закон скорее может принести вред, чем пользу”.

Не менее резок в оценках бывший эксперт совета по финансовой грамотности при Федеральной службе по финансовым рынкам, глава общественного движения “Самара для людей” Владимир Обухов:

“Это скрытая форма растраты незаработанных бюджетом денег. Вот я примерно представляю: это то, на что у них нет денег в бюджете, а они хотят построить. Соответственно, они будут закладывать имущество, чтобы кредитовали юридическое лицо для выполнения государственных контрактов. Это, вообще, запрещено Бюджетным кодексом. Просто — запрещено Бюджетным кодексом. И это на уровне области решить нельзя просто законодательным актом субъекта Федерации. Этого сделать нельзя. Это во-первых. Во-вторых, это просто вредно. Это мы разбазарим все областное имущество. Вот и все. Я считаю, что правильнее будет более эффективно тратить областные деньги. На мой взгляд, порядка 30% расходов на капитальное строительство, которые тратит областной бюджет — они уходят впустую. Возьмем, например, Кировский мост, который вместе с подъездами и с развязками тянет на 17 млрд рублей. Вот кто-нибудь хоть может сказать, куда ведет Кировский мост? Он не попадает ни в один створ дорог, вообще ни в одну дорогу не попадает. Он ведет на какие-то дачи каких-то чиновников. Соответственно, вместо того, чтобы закладывать имущество областного бюджета, нужно, чтобы наши законодатели думали каким образом контролировать исполнительную власть. Я так считаю. Кроме этого, мне еще кажется, с приходом нового губернатора, то есть Меркушкина Николая Ивановича, исполнительная власть очень легко стала относиться к областным деньгам и взятию кредитов. С начала года, по официальным данным, государственный долг Самарской области увеличился уже более, чем на 7 млрд рублей. По всей видимости, это минфин берет кредиты в коммерческих банках, и на коммерческие кредиты кладут мостовые и разноцветную плитку по городу. Этим же самым грешит минфин мордовской республики. И мы уже знаем, что они берут кредиты для того, чтобы разукрасить свой город. Бюджет может брать кредиты только на то, чтобы расширить налогооблагаемую базу, чтобы толкнуть экономику, для того, чтобы увеличить налоговые поступления. А не для того, чтобы латать дыры. Вот моя точка зрения”.

По мнению Владимира Обухова, перевод госсобственности в частные руки может осуществляться, например, так:

“Механизм простой: вот, например, госдарственный контракт на строительство Фрунзенского моста, который они будут строить. Я, кстати, считаю, что Фрунзенский мост строится не на месте, он будет дороже, чем бы был Самарский. Еще один случай неэффективного расходования средств: отказались от строительства Самарского моста потому что там стоит офис олигархической структуры, которая поставила знаки, что туда въезд запрещен. И она заблокировала строительство и разработку Самарского моста. [В результате] строят Фрунзенский мост, который будет дальше, длиньше и дороже. Соответственно, вот как может действовать механизм разбазаривания средств: находим какого-то подрядчика, который за 15 миллиардов обязуется построить этот мост. Но в связи с тем, что в бюджете нет таких денег, они кредитуются в частных банках. Например, Меркушкин сказал, что договор о сотрудничестве область заключила с Газпромбанком. Они, например, берут эти 15 миллиардов в качестве кредитов у Газпромбанка. А в качестве обеспечения возврата средств область закладывает ликвидное имущество: например, какие-то пакеты акций предприятий, либо какие-то строения. Понятно, что эти 15 миллиардов — если сейчас нет этих денег — то область, наверное, не отдаст их и потом. То в качестве возврата средств в судебном порядке Газпромбанк изымет это имущество из областной собственности. Вот так это может выглядеть”.

Практика залога госимущества под обязательства частных компаний широко практикуется на родине самарского губернатора. По словам главы минимущества Юлии Степновой, в Саранске заложено даже здание республиканского правительства.