Банк «Открытие» расширяет свое присутствие в самарском регионе. Об отношениях с малым и средним бизнесом в эксклюзивном интервью с главой кредитной организации Михаилом Задорновым

Поделиться

Банк «Открытие» расширяет свое присутствие в самарском регионе. В конце минувшей неделе в Самаре открылся новый офис. Об отношениях с малым и средним бизнесом в эксклюзивном интервью корреспондентам Бизнес ФМ рассказал глава кредитной организации Михаил Задорнов.

 

 

Михаил Михайлович, здравствуйте. Какие точки роста вашего банка Вы видите в регионах?

 

М.З. Вообще у нашей стратегии несколько опорных точек. Конечно, мы увеличиваем клиентскую базу и в рознице, увеличиваем число продуктов на клиента, но по сути у нас два фокуса в стратегии до 2020 года. Это иметь полмиллиона, 500 тысяч клиентов малого бизнеса (малого, среднего, ИП-шников) на обслуживании банка «Открытие» в конце декабря 2020 года. Клиентов мы привлекаем сами, привлекаем с помощью своего GV-киви, которая называется «Точка банк». Это онлайн-банк именно для малых предприятий и микробизнеса. И пока мы двигаемся в этом направлении достаточно активно. Т.е. наша стратегия — иметь полмиллиона клиентов малого бизнеса, это конечно исключительно регионы, потому что есть регионы с большим присутствием малых предприятий, с меньшим, но это абсолютно такой региональный бизнес. И второе — наша задача растить национальных чемпионов. Есть, безусловно, Роснефть, Газпром, но они уже даже не национальные, а интернациональные чемпионы мира, а мы хотим предприятия дорожного строительства и содержания дорог из Самары, из Сызрани, из Ханты-Мансийска, из Ленинградской области, которые сейчас имеют оборот, например, 3 млрд рублей, 10 млрд рублей, сделать так, чтобы он удвоил с нашей помощью, строя по госзаказу, по региональному заказу свой объем продаж на следующие два-три года. И в этом мы видим свою задачу.

Представители малого бизнеса сетуют на то, что банки не активно открывают для них счета, отсекается до 50% заявок. Сейчас что-то меняется в этом направлении?

 

М.З. Важно отметить следующее, что одновременно, к сожалению или к счастью, я знаю, многие крупные и средние предприятия для оптимизации налогообложения, они создаются таким шлейфом ИП вокруг себя. И начинают часть операций переводить со своих юридических лиц на ИП, и дальше фактически эти деньги идут уже в основное предприятие, частично снимаются наличными. ЦБ и налоговая прекрасно это дело видят, и вот идет такая игра в кошки-мышки. Сейчас, соответственно, налоговая дает предписание банкам закрыть часть счетов, мы разбираемся, реальный это или нереальный бизнес. Конечно, чтоб всем бы помогло, если бы мы договорились, т.е. налоговая, Росфинмониторинг, ЦБ и банки, и клиенты определенных отраслей, все-таки идет сейчас определенная легализация этого бизнеса, он из совсем серой зоны постепенно переходит все-таки в белую. Сразу это не произойдет, но этот переход лучше сделать быстрее, чтобы мы не работали на корзину. Потому что открытие счетов, потом их закрытие, это большие операционные издержки, которые никому на самом деле не нужны. Не нужны владельцам этих предприятий, поскольку они тоже напрасно тратят деньги. Я думаю, что за ближайшее время это основная задача. И мы, и собственники бизнеса сосредоточимся все-таки на основной деятельности, а не на таком круговороте веществ в природе.

 Михаил Михайлович, сегодня под санкции попало почти 30% товарооборота России и Украины. Что в этой связи на Ваш взгляд ожидает рынок?

 

М.З. Это, конечно, печальное событие, потому что потом очень сложно будет восстановить этот товарооборот, хотя, наверное, в какой- то степени возможно. Вторая проблема — это то, что российские банки опять-таки к концу 2013 года имели совокупных вложений в украинскую финансовую систему, т.е. прямое владение, кредитование какого-то украинского предприятия, по моей оценке порядка 28-30 млрд долларов. Результат — ухудшение отношений, практически все дочки российских банков, кроме Альфа-банка, либо закрыты, либо вынуждены фактически сворачивать свой бизнес. Капиталовложения потеряны, российские инвестиции в украинскую экономику так же потеряны, украинская финансовая система не имеет значительной части соответственно капиталов своей банковской системы. И это большой удар уже и по российской, и по украинской банковской системам. Это такой тоже очень печальный факт. Поэтому все эти меры, которые объявляют, и Украина против России, и Россия против Украины, — это уже по сравнению с тем, что произошло, к сожалению, это уже все вторично. 

С учетом регулярных отзывов лицензий у банков. В том числе и в Самарской области, какие в итоге игроки банковского сектора останутся на рынке?

 

М.З. За последние пять лет, если мы возьмем с 2013 года общее число банковских лицензий, примерно с 850-ти сократилось сейчас до 435-ти, то есть ровно в два раза. Причем происходит это не только путем отзыва лицензий, но и путем приобретения и затем слияния банков. Например «Открытие» сам по себе является продуктом объединения более 15-и, точнее 20-ти банков. Соответственно, это процесс во многом объективный. Объективный в силу того, что такое число банков не нужно российской экономике, которая к тому же еще не растет в последнее время, или растет очень медленно. Поэтому все предприятия экономят на услугах, экономят на финансовых услугах, избавляются от непрофильных активов, а было модно каждой финансовой группе иметь почти свой банк. Теперь издержки сокращаются, страховые компании, банки, пенсионные фонды, они в общем-то не нужны, они требуют денег, капитала, усилий, и, соответственно, собственники, владельцы промышленных холдингов стараются все-таки от этих активов так же избавиться. Поэтому это абсолютно естественный процесс. Плюс большие требования регулятора, плюс борьба с незаконными финансовыми операциями, так система сокращается.