Новые изменения в валютном регулировании не прибавили России инвестиционной привлекательности

Поделиться

111Не прошло и месяца с момента окончания приема деклараций на амнистию капитала, как Федеральная налоговая служба внесла новые коррективы в систему валютного контроля, они касаются понятия «валютный резидент». В результате, трактовка закона для соотечественников, живущих за границей, вызвала вопросы. 

Прием деклараций на амнистию капитала закончился 30 июня. Отметим, что, по данным газеты «Ведомости», в налоговые органы поступило всего 2500 заявлений. Эксперты полагают, что документ не вызывал интереса у бизнесменов из-за недоверия к отечественным властям и сложностей в его трактовании. В частности, одним из главных минусов амнистии называли отсутствие гарантии освобождения от налоговых нарушений за 2015 год. Напомним, закон «О добровольном декларировании физическими лицами активов и счетов в банках» вступил в силу с 1 июля 2015 года. Но уже в марте госдума приняла поправки в Налоговый кодекс, которые смягчают действие документа. В частности, было отменено требование перевести декларируемые активы в Россию из стран, включенных в черный список FATF или ФНС ( Прим. ред. их 111). Это должно было заинтересовать владельцев офшоров, так как средства на них можно амнистировать, но не возвращать в Россию. Поправки также выводили из зоны риска имущество контролируемых иностранных компаний (КИК) и продлили сроки подачи документов на полгода.

На этом корректировки в налоговой системе России не закончились. Не прошло и месяца с момента окончания действия закона об амнистии капиталов, ФНС внесла поправки в систему валютного контроля страны. Соответствующий документ вступил в силу 20 июля, он должен был сузить понятие «валютный резидент». Однако разобраться с новым законом оказалось не просто. Адвокат бюро «Яблоков, Лапицкий и партнеры» Марина Жирова рассказала Business FM, кто может считаться валютным резидентом:

Резидентом с точки зрения валютного законодательства являются все граждане России за исключением тех, кто постоянно проживают в иностранном государстве не менее одного года, в том числе, имеют вид на жительство, либо прибывают в иностранном государстве по рабочей или учебной визе, сроком действия, не менее 1 года. То есть закон в данном случае не разъяснял нам, что именно означает «не менее одного года»? Может ли этот срок прерываться? То есть закон, в данной ситуации, к сожалению, оставил нас без объяснений. Это понятие (Прим. ред валютный резидент), было не так давно изменено. ФНС 20 июля 2016 года выпустила разъясняющее письмо, в котором, на мой взгляд, значительно сузила закон. По мнению налоговиков, этот срок не должен прерываться. То есть, если человек проживал, например, 11 месяцев и 20 дней за рубежом, а потом приехал на пару дней в Россию, то он уже считается валютным резидентом. То есть, по нашему законодательству получается, что не является налоговым резидентом гражданин России, который более года непрерывно живет за рубежом.

Правила налогового и валютного резидентства и практика их применения влекут за собой существенные валютные риски для миллионов проживающих за рубежом граждан России – налоговых нерезидентов, пишут «Ведомости». Формально эти люди не обязаны уплачивать российские налоги, но считаются валютными резидентами после приезда на родину и подпадают под риск штрафа. Директор аналитического департамента инвестиционной компании Savements Александр Осин отмечает, что проблемы в трактовании налогового и валютного законодательства являются следствием недостаточного регулирования экономической политики России:

Приоритеты в данном случае должны быть на стороне экономического развития страны: снижения ставок, ремонетизации экономики, налоговых реформ в пользу производственных отраслей и корпораций за счет прогрессивной ставки налогообложения и.т.д. И на основании этого уже возникает спрос на инвестиции в Россию и этот спрос создает себе условия для реализации, в том числе, в виде законов. Когда просто пишется закон, а ситуация в экономике формируется за счет того, что идет её искусственное сдерживание, вопреки мировым трендам, это неблагоприятная тенденция. Мировая экономика нацелена на перерастание долговой проблемы, но у нас происходит процесс, который сдерживает «подстраивание» российской экономики под новые реалии. С чем это связано? Я думаю, что это могут быть какие-то политические моменты. Следствием является то, что существуют объективные трудности в законодательной сфере.

Эксперты не исключают, что либерализация валютного законодательства могла бы привести к увеличению налоговых поступлений в бюджет и укреплению доверия к национальной юрисдикции. Однако без экономических реформ, это не привлечет иностранных инвесторов или соотечественников, живущих за рубежом.